Сегодня 25 апреля 2019 года
Для слабовидящих

Обзор практики применениями судами постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 12.05.2016 № 18 «О некоторых вопросах применения судами таможенного законодательства» за I полугодие 2018 года

PDFПечатьE-mail

Обзор практики применениями судами постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 12.05.2016 № 18 «О некоторых вопросах применения судами таможенного законодательства» за I полугодие 2018 года

Северо-Кавказским таможенным управлением проанализирована судебная практика по применению судами отдельных положений постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 12 мая 2016 г. № 18 «О некоторых вопросах применения судами таможенного законодательства» (далее – постановление Пленума) при рассмотрении споров, связанных с обжалованием решений, действий (бездействия) таможенных органов и (или) их должностных лиц, за I полугодие 2018 года. В настоящее время судебная практика по спорам, связанным с корректировкой таможенной стоимости товаров, складывается таким образом, что все документы и пояснения декларанта должны быть представлены таможенному органу на момент вынесения оспариваемого решения. Ранее арбитражные суды не были ограничены в принятии документов, которые не были представлены таможенному органу в ходе проведения таможенного контроля. Верховный Суд Российской Федерации ввел ограничения на предоставление в суд новых документов (доказательств) и установил такую возможность для декларанта только при наличии обоснованных причин, по которым такие документы не могли быть представлены заранее таможенному органу.

Вместе с тем проведенный анализ показал, что суды различных судебных инстанций, несмотря на достаточно длительный срок применения постановления Пленума, ссылаясь на одни и те же положения постановления Пленума, по-разному аргументируют свои выводы при вынесении решений по одним и тем же делам, используя их как для признания оспариваемых решений, действий (бездействия) таможенных органов законными, так и для отмены таких решений.

При вынесении по спорам, связанным с корректировкой таможенной стоимости товаров, судебных актов в пользу таможенных органов, суды, руководствуясь положениями постановления Пленума, выясняют причины не представления декларантом того или иного доказательства таможенному органу в рамках таможенного контроля, и в случае отсутствия уважительных причин, - отказывают в их принятии (дело № А15-50/2018). Вместе с тем, если принятое решение о корректировке таможенной стоимости товаров основывается лишь на признаках недостоверности заявленных сведений, без указания доказательств их подтверждения, одно лишь непредставление декларантом дополнительно запрошенных документов не может явиться основанием для принятия решения в пользу таможенного органа (дело № А15-5221/2016).

В силу положений пункта 11 постановления Пленума рассматривая споры о правомерности корректировки таможенной стоимости, произведенной в рамках таможенного контроля до выпуска товаров, судам следует учитывать, что исходя из взаимосвязанных положений статей 65 - 69 Таможенного кодекса Таможенного союза, действующего по 31.12.2017, решение о корректировке принимается таможенным органом в соответствии с тем объемом документов и сведений, которые были им собраны и раскрыты декларантом на данной стадии.

Ввиду того, что судебное разбирательство не должно подменять осуществление таможенного контроля в соответствующей административной процедуре, новые доказательства признаются относимыми к делу и могут быть приняты (истребованы) судом, если ходатайствующее об этом лицо обосновало наличие объективных препятствий для получения этих доказательств до вынесения оспариваемого решения таможенного органа (пункты 8, 9 постановления Пленума).

В частности, новые доказательства могут быть приняты судом, если со стороны таможенного органа декларанту не была обеспечена возможность устранения сомнений в достоверности заявленной таможенной стоимости. Представляемые таможенным органом новые доказательства принимаются судом, если обоснованы объективные причины, препятствовавшие их своевременному получению до вынесения решения о корректировке таможенной стоимости.

Отказ декларанта от представления таможенному органу дополнительно запрошенных документов без обоснования причин не позволяет таможенному органу устранить сомнения в достоверности сведений о таможенной стоимости товаров.

При таких обстоятельствах суды отказывают в удовлетворении заявленных требований, указывая, что предоставленным правом обоснования таможенной стоимости товара декларант не воспользовался и не принял должных мер к устранению оснований для проведения таможенным органом дополнительной проверки и устранению сомнений в достоверности заявленной таможенной стоимости.

При отсутствии добытых таможенным органом доказательств недостоверности заявленных декларантом сведений о таможенной стоимости товаров, подтвердивших сомнения таможенного органа в достоверности последних, суды принимают решения об удовлетворении заявлений участников внешнеэкономической деятельности (далее – ВЭД) о признании незаконными решений о корректировке таможенной стоимости товаров (дело № А15-5221/2016).

Суд первой инстанции по указанному делу принял во внимание, что в ответ на запрос таможенного органа дополнительные документы в обоснование применения первого метода оценки таможенной стоимости предпринимателем не были представлены, и вынес решение в пользу таможенного органа.

Вышестоящие суды отклонили выводы суда первой инстанции, указав следующее.

Отказ от предоставления дополнительных документов, при условии предоставления основных, обязательных для предоставления документов не может являться законным основанием для принятия таможенным органом решения о корректировке таможенной стоимости, так как в статье 4 Соглашения между Правительством Российской Федерации, Правительством Республики Беларусь и Правительством Республики Казахстан от 25.01.2008 «Об определении таможенной стоимости товаров, перемещаемых через таможенную границу Таможенного союза» (далее - Соглашение), действующего по 31.12.2017, определен исчерпывающий перечень условий, при наличии которых невозможно применение первого метода определения таможенной стоимости. Данные условия судом первой инстанции установлены не были.

В силу пункта 10 постановления Пленума при разрешении споров о правомерности корректировки таможенной стоимости судам следует учитывать, какие признаки недостоверного заявления таможенной стоимости были установлены таможенным органом и нашли свое подтверждение в ходе проведения таможенного контроля, в том числе с учетом документов (сведений), собранных таможенным органом и дополнительно представленных декларантом.

Однако ни таможня в решении о корректировке таможенной стоимости, ни суд первой инстанции в своем решении не дали должную оценку пояснениям и документам, которые были представлены предпринимателем в рамках дополнительной проверки.

Выводы, сделанные таможней в решении о корректировке таможенной стоимости, состоят из тех же признаков недостаточности документов и недействительности заявленной таможенной стоимости, которые указаны в решении о проведении дополнительной проверки. Таможня не указала, какие выявленные признаки нашли свое подтверждение, каким образом выявленные признаки повлияли или могли повлиять на заявленную предпринимателем таможенную стоимость. Таможня откорректировала таможенную стоимость, основываясь на сомнениях в недействительности представленных предпринимателем документов и сведений.

Непредставление декларантом дополнительно запрошенных у него документов, в том числе в силу их объективного отсутствия, не обосновывает правомерность произведенной таможней корректировки, поскольку таможенный орган вправе истребовать лишь документы, необходимые для определения таможенной стоимости товара в силу закона либо обычая делового оборота. Право таможни на истребование дополнительных документов не может рассматриваться как позволяющее таможенным органам произвольно (бездоказательно) осуществлять корректировку таможенной стоимости товара и не позволяет руководствоваться одним лишь фактом непредставления документов, если последние не способны повлиять на таможенное оформление и определение таможенной стоимости товара. Проведение самой дополнительной проверки со стороны таможни носит формальный характер. Вся проверка сводится к тому, чтобы запросить у предпринимателя хоть какие-либо документы и найти в базе данных какие-нибудь декларации, чтобы откорректировать таможенную стоимость.

Согласно пункту 6 постановления Пленума принимая во внимание публичный характер таможенных правоотношений, при оценке соблюдения декларантом требований к документальному подтверждению сведений о таможенной стоимости, судам следует исходить из презумпции достоверности представленной информации, бремя опровержения которой лежит на таможенном органе.

Вывод таможни о том, что между сторонами сделки якобы существует взаимосвязь, либо наличие иных условий, влияние которых на формирование цены контракта не может быть определено, вышестоящими судами также признан необоснованным.

Согласно пункту 19 постановления Пленума в случае возникновения спора о правомерности применения первого метода на таможенном органе лежит бремя доказывания признаков того, что взаимосвязь сторон могла повлиять на цену (пункт 4 статьи 4 Соглашения), а на декларанте - обязанность доказать, что фактически уплаченная или подлежащая уплате за товар цена была установлена в отсутствие влияния на нее взаимосвязи сторон сделки (пункты 4.1, 4.2 статьи 4 Соглашения). Условия, при наличии которых соответствующие лица признаются взаимосвязанными для целей таможенной оценки товаров, ввозимых на таможенную территорию Евразийского экономического союза, установлены пунктом 1 статьи 3 Соглашения.

Как указали суды по делу № А15-5221/2016, таможня не доказала, что продавец и покупатель являются взаимосвязанными, а также не указала, как указанная в дополнительной проверке взаимосвязь повлияла на цену товара.

Все вышеизложенные обстоятельства послужили основанием для удовлетворения вышестоящими судами вплоть до Верховного Суда Российской Федерации требований заявителя.

Рассматривая в пользу таможенных органов судебные споры, связанные с корректировкой таможенной стоимости товаров, суды принимают представленные таможенными органами копии экспортных деклараций страны вывоза, а также иных полученных в рамках международных запросов документов (дела №№ А63-9052/2017, А63-12210/2017, А63-12211/2017, А15-4557/2017).

Ссылаясь на пункт 5 постановления Пленума («судам необходимо учитывать, что одним из правил таможенной оценки является наделение таможенных органов правом убеждаться в достоверности декларирования таможенной стоимости исходя из действительной стоимости ввозимых товаров, которое реализуется при проведении таможенного контроля»), суды приходят к выводу, что позиция таможенных органов о наличии законных оснований для использования информации и сведений, полученных в ходе мероприятий таможенного контроля, в том числе от официальных таможенных органов страны отправления (изготовления) импортных товаров, основана на правильном применении норм права.

Вместе с тем позиции судов различных судебных инстанций по указанным доказательствам не всегда совпадают. В качестве примера можно указать судебное дело А63-9052/2017.

Постановлением Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 30.05.2018 признаны ошибочными доводы суда апелляционной инстанции, не принявшего в качества доказательства недостоверности заявленных сведений о таможенной стоимости экспортные декларации страны вывоза, полученные из Турецкой Республики.

Суд кассационной инстанции отметил, что апелляционная инстанция не указала мотивы, по которым отвергла выводы суда первой инстанции и таможни о представлении декларантом при декларировании недостоверных сведений, в том числе турецкой экспортной декларации.

По мнению суда апелляционной инстанции, сведения, указанные в контракте, инвойсах, упаковочных листах, CMR, экспортных таможенных декларациях, представленных декларантом, не противоречат друг другу, идентифицируются между собой. Представленные таможенным органом Турецкой Республики документы (экспортные декларации, инвойсы, упаковочные листы) содержат иное наименование товара (стопроцентный акрил), условия поставки (EXW-GAZIANTEP), иную цену. Таможня не устранила эти противоречия. Турецкий продавец не подтвердил достоверность полученных от турецкой таможни сведений, а также их соответствие контракту; а перевозчик - условия перевозки. Таможня не направляла соответствующие запросы о содействии в порядке Соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством Турецкой Республики о сотрудничестве и взаимной помощи в таможенных делах от 16.09.1997 с целью устранения имеющихся противоречий в экспортных декларациях, инвойсах, упаковочных листах, представленных декларантом при декларировании спорных деклараций на товары, и этих же документах, представленных таможенным органом Турецкой Республики.

Как полагал апелляционный суд, таможенным органом Турецкой Республики проверка достоверности информации, содержащейся в экспортных декларациях и документах к ней (инвойсы, упаковочные листы, CMR), соответствие этой информации условиям контракта путем расследования, допроса свидетелей, составления акта и т.д. не проводилась.

При этом в судебном акте апелляционной инстанции отсутствовали какие-либо мотивы признания недостоверными сведений, полученных официальным путем от турецкой таможни, а также ссылки на доказательства, опровергающие отраженные в экспортных турецких декларациях, инвойсах, товаросопроводительных документах информацию как о виде и коде спорного товара, его стоимости, условии поставки, сопоставимом с товаросопроводительными документами (от завода-производителя до российской таможни).

Также в постановлении апелляционной инстанции отсутствовали ссылки на доказательства, опровергающие вывод суда первой инстанции о полном совпадении полученных от турецкой таможни сведений, указанных в экспортных декларациях турецкого продавца, инвойсах и товаросопроводительных документах. Доказательства, опровергающие прибытие на транспортных средствах, указанных турецкой стороной в качестве перевозчиков спорного товара, иного товара, в материалах дела также отсутствовали.

Изложенные обстоятельства явились основанием к отмене постановления суда апелляционной инстанции, и оставлению в силе решения Арбитражного суда Ставропольского края от 30.11.2017, принятого в пользу таможенного органа.

В части проведения консультаций между таможенным органом и декларантом (таможенным представителем) с целью обоснованного выбора стоимостной основы для определения таможенной стоимости ввозимых товаров позиция судов сформирована в пользу таможенных органов (дела №№ А15-3474/2017, А15-3280/2017, А15-3311/2017, А15-3281/2017, А15-3305/2017, А15-3278/2017, А15-3308/2017).

В соответствии со статьей 2 Соглашения, действовавшего в период декларирования товаров и осуществления последующего таможенного контроля по спорной декларации на товары (далее – ДТ), между таможенным органом и декларантом (таможенным представителем) могут быть проведены консультации с целью обоснованного выбора стоимостной основы для определения таможенной стоимости ввозимых товаров, отвечающей статьям 6 или 7 Соглашения.

В процессе консультации таможенный орган и декларант (таможенный представитель) могут обмениваться имеющейся у них информацией при условии соблюдения законодательства государства - члена Евразийского экономического союза о коммерческой тайне.

Согласно правовой позиции Верховного Суда Российской Федерации, изложенной в пункте 14 постановлении Пленума, в случае невозможности применения первого метода между таможенным органом и декларантом могут проводиться консультации в целях обоснованного выбора иной основы для таможенной оценки - стоимости сделок с идентичными либо с однородными товарами.

По указанным судебным делам доказательства обращения декларанта в таможню за консультациями в связи с наличием у него (или у таможни) информации о стоимости товаров, более близких по своим характеристикам к ввезенным по спорной ДТ, общество не представило, как и за консультациями (письменными либо устными) по иным вопросам в таможню не обращалось.

Таможня, напротив, указала в решении о корректировке таможенной стоимости на необходимость внесения изменений и дополнений по стоимости в декларацию на товары в установленный срок.

Указанные действия таможни фактически являются использованием возможности проведения консультаций в смысле пункта 1 статьи 2 Соглашения.

До настоящего времени, несмотря общую тенденцию изменения отношения судов к заниженной таможенной стоимости, заявляемой декларантом (дело № А15-6027/2017), имеет место позиция о том, что заявленная декларантом стоимость товара не может быть отклонена только по мотиву несогласия таможенного органа с ее низким уровнем (дела №№ А15-5221/2016, А15-5640/2016).

Согласно правовой позиции, изложенной в пункте 7 постановления Пленума, таможенная стоимость, определяемая по стоимости сделки с ввозимыми товарами, не может считаться документально подтвержденной и количественно определяемой, если декларант не представил доказательства совершения сделки, на основании которой приобретен товар, в любой не противоречащей закону форме или содержащаяся в представленных им документах информация о цене не соотносится с количественными характеристиками товара, или отсутствует информация об условиях поставки и оплаты товара.

Положениями таможенного законодательства необходимость представления дополнительных документов обусловлена наличием признаков недостоверности заявленных сведений либо документальной неподтвержденностью таможенной стоимости.

В целях обоснования правомерности применения метода по стоимости сделки с ввозимыми товарами декларант должен представить документы, указанные в Перечне документов, подтверждающих заявленную таможенную стоимость товаров (приложение № 1 к Решению Комиссии Таможенного союза от 20.09.2010 г. № 376 «О порядках декларирования, контроля и корректировки таможенной стоимости товаров»).

Абзацем 1 пункта 10 постановления Пленума установлено, что согласно пункту 1 статьи 68 ТК ТС единственным основанием для принятия таможенным органом решения о корректировке таможенной стоимости является ее недостоверное заявление декларантом.

В соответствии с пунктом 5 постановления Пленума система оценки ввозимых товаров для таможенных целей, основанная на статье VII Генерального соглашения по тарифам и торговле 1994 года, исходит из их действительной стоимости - цены, по которой такие или аналогичные товары продаются или предлагаются для продажи при обычном ходе торговли в условиях полной конкуренции. При этом за основу определения действительной стоимости в максимально возможной степени должна приниматься договорная цена товаров и не должна приниматься фиктивная или произвольная стоимость.

С учетом данных положений примененная сторонами внешнеторговой сделки цена ввозимых товаров не может быть отклонена по мотиву одного лишь несогласия таможенного органа с ее более низким уровнем в сравнении с ценами на однородные (идентичные) ввозимые товары или ее отличия от уровня цен, установившегося во внутренней торговле.

При отсутствии добытых таможенным органом доказательств недостоверности заявленных декларантом сведений о таможенной стоимости, в изложенной ситуации судебные акты принимаются не в пользу таможенных органов.

По спорам об обжаловании отказов таможенных органов во внесении изменений в сведения, заявленные в ДТ о таможенной стоимости товаров, судебная практика применения положений постановления Пленума складывается неоднозначно.

Согласно Порядку внесения изменений и (или) дополнений в сведения, указанные в декларации на товары, утвержденному Решением Коллегии Евразийской экономической комиссии от 10.12.2013 № 289 (далее – Порядок), внесение изменений в ДТ после выпуска товаров допускается как по инициативе декларанта, так и по инициативе таможенного органа.

В соответствии с пунктом 13 постановления Пленума внесенные в декларацию на товары сведения могут быть изменены (дополнены) после выпуска товаров по инициативе декларанта, если им выявлена недостоверность сведений в том числе влекущих за собой изменение размера исчисленных и (или) подлежащих уплате таможенных платежей. С учетом этих положений, принятие решения о корректировке таможенной стоимости в рамках таможенного контроля до выпуска товаров не является препятствием для последующего изменения по инициативе декларанта сведений о таможенной стоимости.

Анализ судебных постановлений апелляционной инстанции по делам №№ А15-4243/2017, А15-5054/2017 по заявлениям одного и того же участника ВЭД указывает на наличие диаметрально противоположной позиции суда апелляционной инстанции по аналогичным делам.

Так, по делу № А15-5054/2017 суд апелляционной инстанции указал, что таможенный орган не доказал наличие оснований, предусмотренных пунктом 18 Порядка, для отказа во внесении изменений в сведения о таможенной стоимости, содержащихся в ДТ. Пакет документов, представленный в таможню после выпуска товаров, с учетом документов, ранее представленных на стадии декларирования товаров, позволял таможне принять заявленную таможенную стоимость, определенную декларантом исходя из цены сделки (первый метод), и внести соответствующие изменения на основании представленных КДТ и ДТС. Как указал суд, не представление декларантом на стадии декларирования дополнительно запрошенных документов в обоснование заявленной таможенной стоимости товаров не лишает его права на обращение в таможенный орган после выпуска товаров в пределах установленного срока с заявлением о внесении изменений в сведения, содержащиеся в ДТ, в том числе о таможенной стоимости товаров.

Однако суд кассационной инстанции, отменяя принятые не в пользу таможенного органа судебные акты нижестоящих судов по делу № А15-5054/2017, и направляя дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, указал на неполное исследование доказательств по делу и доводов таможенного органа.

Так, судебными инстанциями оставлен без исследования и правовой оценки довод таможни о том, что предприниматель вместе с заявлением не предоставил заполненную КДТ, ее электронную копию.

При постановке выводов об условиях поставки товара и его цены суды исходили из представленных предпринимателем экспортных деклараций. При оценке экспортных деклараций суды не учли следующее.

Представленные предпринимателем экспортные декларации составлены в иностранном государстве на иностранном языке и не сопровождены в нарушение части 2 статьи 255 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации надлежащим образом заверенным переводом на русский язык.

Суды не установили источник происхождения данных доказательств в арбитражном процессе и не провели проверку с целью установления правильности содержащихся в них сведений, не исследовали соответствующие доводы таможенного органа (в том числе о том, что указанные документы получены не от таможенных органов Турции).

Таким образом, основанные на представленных предпринимателем экспортных декларациях выводы судов об условиях поставки, цене товара, а, следовательно, и таможенной стоимости товара, являются преждевременными. Соответственно, преждевременным является вывод судов о необходимости возврата предпринимателю таможенных платежей.

При исследовании условий поставки товара суды не оценили доводы таможенного органа о том, что разночтения условий поставки, оговоренных в контракте, инвойсе, ДТ предпринимателя, при подаче последним заявления об изменении ДТ не обоснованы указанием причин изменений и степенью их влияния на величину таможенной стоимости товара. Суды не указали доказательства, свидетельствующие о достоверности утверждений предпринимателя о факте отдельной оплаты перегрузки товара и доставки его из г. Новороссийска до г. Махачкалы.

Учитывая указанные обстоятельства, отсутствие у суда кассационной инстанции полномочий на исследование и оценку доказательств, судебные акты были отменены, а дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Примечательно, что по делу № А15-4243/2017, рассмотренному в пользу таможни, тот же суд апелляционной инстанции, сославшись на пункт 18 Порядка, отметил, что таможенный орган отказывает во внесении изменений и (или) дополнений в сведения, указанные в ДТ, помимо прочих в случае, невыполнения требований, предусмотренных пунктом 11 Порядка, т.е. учитывая, что действующее решение о корректировке таможенной стоимости, принятое в процессе декларирования товара по спорной ДТ, признано правомерным и не отменено, основания для внесения в спорную ДТ изменений, отсутствуют. Основанием для внесения изменений в ДТ может стать лишь отмена неправомерных решений таможенного органа о корректировке таможенной стоимости декларированных товаров.

Суд апелляционной инстанции также указал, что требования заявителя фактически направлены на оспаривание вступившего в силу решения таможни о корректировке таможенной стоимости товаров, при этом предприниматель обосновывает свои требования ссылками на экспортную декларацию, от предоставления которой он отказался при проведении таможней проверочных мероприятий. Пересмотр решения о корректировке возможен в рамках его судебного оспаривания при восстановлении соответствующего срока при наличии уважительных причин его пропуска предпринимателем.

В соответствии с пунктом 11 Порядка сведения, заявленные в ДТ, подлежат изменению (дополнению) после выпуска товаров по результатам таможенного контроля или иного вида контроля, осуществляемого таможенными органами в пределах своей компетенции в соответствии с законодательством государств-членов Евразийского экономического союза, проведенного таможенным органом.

Ссылаясь на разъяснения пункта 18 Порядка, согласно которым таможенный орган отказывает во внесении изменений (дополнений) в сведения, заявленные в ДТ, в случае, если не выполнены требования, в том числе, предусмотренные пунктом 11 Порядка, одним из которых является непринятие таможенным органом решений по результатам проведенного таможенного или иного контроля, суд отказал в удовлетворении заявленных требований.

Рассматривая споры о возложении обязанности на таможенные органы по возврату излишне уплаченных таможенных платежей, суды руководствуются пунктом 32 постановления Пленума, в соответствии с которым пропуск установленного частью 2 статьи 148 Федерального закона от 27.11.2010 № 311-ФЗ «О таможенном регулировании в Российской Федерации» сокращенного срока обращения в таможенный орган за возвратом таможенных платежей в случаях, не связанных с их излишним внесением в бюджет, не препятствует заинтересованному лицу в защите своего права путем обращения в суд с отдельным имущественным требованием о возложении на таможенный орган обязанности по возврату соответствующих сумм из бюджета, если при этом не истек общий срок исковой давности, составляющий три года.

Принимая во внимание вышеуказанные разъяснения Верховного Суда Российской Федерации, суды принимают решения об удовлетворении заявленных требований об обязании возвратить излишне уплаченные таможенные платежи в случае оставления таможенным органом заявления декларанта о возврате таможенных платежей без рассмотрения по причине пропуска годичного срока на обращение с соответствующим заявлением (дело № А15-5287/2017).