Сегодня 17 июля 2019 года
Для слабовидящих

Обзор положительной судебной практики по делам, связанным с обжалованием решений таможенных органов региона деятельности Северо-Кавказского таможенного управления о корректировке таможенной стоимости за I полугодие 2018 года

PDFПечатьE-mail

Обзор положительной судебной практики по делам, связанным с обжалованием решений таможенных органов региона деятельности Северо-Кавказского таможенного управления о корректировке таможенной стоимости за I полугодие 2018 года

В I полугодии 2018 года к таможенным органам региона деятельности Северо-Кавказского таможенного управления (далее – Управление) предъявлено 35 исков по спорам, связанным с обжалованием решений, действий (бездействия) таможенных органов и (или) их должностных лиц при определении, заявлении и контроле таможенной стоимости. В сравнении с аналогичным периодом прошлого года количество исков по указанной категории споров сократилось в 32 раза (I полугодие 2017 года – 1108 исков).

Доля, приходящая на споры указанной категории, в общем числе исков (заявлений), предъявленных к таможенным органам Управления, сократилась втрое и составила 25% против 86 % в 2017 году.

В 2017 году столь высокое количество судебных споров было обусловлено предъявлением Обществом с ограниченной ответственностью (далее – ООО) «М.» к Дагестанской таможне 1 081 заявления о признании незаконными решений о корректировке таможенной стоимости товаров на сумму более 37 миллионов рублей. К настоящему времени возобновляется производство по приостановленным в 2017 году 1 079 судебным делам, в пользу Дагестанской таможни уже рассмотрено 74 дела.

Статистические данные указывают о формировании по итогам I полугодия 2018 года стабильной положительной динамики рассмотрения судами споров об обжаловании решений о корректировке таможенной стоимости.

Доля отрицательных судебных решений сократилась в 3 раза и составила лишь 12 % или 8 из 65 решений (в 2017 году - 36 % или 10 из 28 решений).

Подавляющая часть решений (25) принята в пользу Минераловодской таможни - 61 % от общего числа положительных решений по спорам рассматриваемой категории (41), 39 % приходятся на Дагестанскую таможню (16). В отчетном периоде в пользу Северо-Осетинской таможни решения не принимались.

Таким образом, на данный момент споры об обжаловании решений о корректировке таможенной стоимости товаров уже не относятся к категории дел, по которым складывается стабильно отрицательная практика.

Положительных результатов удалось достичь в связи с усилением постконтроля, эффективностью работы оперативных подразделений, изменением подхода судов к оценке доказательств после принятия Пленумом Верховного Суда Российской Федерации постановления от 12 мая 2016 г. № 18 «О некоторых вопросах применения судами таможенного законодательства» (далее – постановление Пленума).

Стоить отметить, что Верховный Суд Российской Федерации в постановлении Пленума сформулировал несколько новых позиций, касающихся контроля таможенной стоимости, которые, в том числе, привели к изменению судебной практики рассмотрения споров данной категории.

В настоящее время судебная практика складывается таким образом, что все документы и пояснения декларанта должны быть представлены таможенному органу на момент вынесения оспариваемого решения. Ранее арбитражные суды не были ограничены в принятии документов, которые не были представлены таможенному органу в ходе проведения таможенного контроля. Верховный Суд Российской Федерации ввел ограничения на предоставление в суд новых документов (доказательств) и установил такую возможность для декларанта только при наличии обоснованных причин, по которым такие документы не могли быть представлены заранее таможенному органу.

Вместе с тем в связи с изменением требований права Евразийского экономического союза (далее – ЕАЭС), в том числе, в части контроля таможенной стоимости, только предстоит формирование судебной практики рассмотрения споров об обжаловании вновь принятых таможенными органами решений по таможенной стоимости товаров. На данном этапе, в основном, разрешаются судебные споры по обжалованию решений, принятых до вступления в силу Таможенного кодекса Евразийского экономического союза.

В I полугодии 2018 года решения в пользу таможенных органов по спорам, связанным с обжалованием решений о корректировке таможенной стоимости, принимались в следующих случаях.

Недостоверность заявленных сведений о таможенной стоимости товаров подтверждается полученными таможенным органом в ходе постконтроля доказательствами.

12 судебных актов (дела №№ А63-11972/2017, А63-11976/2017, А63-11977/2017, А63-11978/2017, А63-11979/2017, А63-11981/2017, А63-11982/2017, А63-11984/2017, А63-11985/2017, А63-11986/2017, А63-11987/2017, А63-112013/2017) приняты в пользу Минераловодской таможни по заявлениям индивидуального предпринимателя (далее – ИП) «Б.» об оспаривании решений о корректировке таможенной стоимости товаров. Как следует из материалов дел, в адрес ИП «Б.» на условиях поставки DAF поставлены партии товара «соль поваренная пищевая йодированная». Таможенная стоимость определена по цене сделки с ввозимыми товарами и была принята таможенным органом исходя из заявленных декларантом сведений. В последующем Минераловодской таможней была проведена камеральная таможенная проверка, по результатам которой установлено, что расходы по перевозке (транспортировке) товаров не были указаны в графе 17 деклараций на товары (далее – ДТ), и не учитывались при формировании общей таможенной стоимости товаров, что повлекло за собой занижение таможенных платежей. Также материалами камеральной таможенной проверки было установлено не включение декларантом в заявленную по ДТ таможенному органу таможенную стоимость товаров расходов по подаче порожних транспортных средств (железнодорожных вагонов) на железнодорожную станцию отгрузки товаров продавцом.

В соответствии с подпунктами 4, 5 пункта 1 статьи 5 Соглашения между Правительством Республики Беларусь, Правительством Республики Казахстан и Правительством Российской Федерации от 25.01.2008 «Об определении таможенной стоимости товаров, перемещаемых через таможенную границу Таможенного союза» (далее – Соглашение), действующего по 31.12.2017, при определении таможенной стоимости ввозимых товаров по стоимости сделки с ними к цене, фактически уплаченной или подлежащей уплате за эти товары, добавляются расходы по перевозке (транспортировке) товаров до аэропорта, морского порта или иного места прибытия товаров на единую таможенную территорию Таможенного союза, а также расходы по погрузке, разгрузке или перегрузке товаров и проведению иных операций, связанных с их перевозкой (транспортировкой) до аэропорта, морского порта или иного места прибытия товаров на единую таможенную территорию ЕАЭС.

Добавления (дополнительные начисления) к цене, фактически уплаченной или подлежащей уплате за ввозимые товары, предусмотренные пунктом 1 статьи 5 Соглашения, производятся на основании достоверной, количественно определяемой и документально подтвержденной информации. При отсутствии такой информации, необходимой для дополнительных начислений, метод по стоимости сделки с ввозимыми товарами не применяется (пункт 3 статьи 5 Соглашения).

При расчете скорректированной таможенной стоимости задекларированных ИП «Б.» товаров к структуре заявленной декларантом таможенной стоимости должностным лицом Минераловодской таможни были дополнительно начислены следующие расходы, связанные с доставкой товаров в адрес декларанта:

1) стоимость перевозки товаров в железнодорожных вагонах на отрезке пути от государственной границы Российской Федерации по направлению от находящейся на территории Украины железнодорожной станции Тополи до места прибытия на таможенную территорию ЕАЭС, к которому в соответствии с распоряжением Правительства Российской Федерации от 20.11.2008 № 1724-р, действующим по 28.11.2017, отнесена на территории Российской Федерации железнодорожная станция Валуйки (расстояние 29 километров). Расчет выполнен на основании информации, полученной при проведении камеральной таможенной проверки о средней стоимости перевозки товаров в одном железнодорожном вагоне, которая от железнодорожной станции Соль (Шевченко) на территории Украины до железнодорожной станции Нальчик (Российская Федерация) составляет: в 2014 году – 22 000 руб., в 2015 году – 26 000 руб., в 2016 году – 13 000 руб.;

2) минимальная стоимость расходов за предоставление одной единицы подвижного состава (железнодорожный вагон) на основании информации, содержащейся в полученных от ИП «Б.» договоре, а также выставленных к оплате счетов-фактур и подписанных актов оказанных услуг за период осуществления поставок в адрес ИП «Б.» с 2014 по 2016 гг.

Учитывая факт нахождения железнодорожной станции Тополи на территории Украины, а также определение распоряжением Правительства Российской Федерации от 20.11.2008 № 1724-р ближайшего к ней пункта пропуска через государственную границу Российской Федерации - железнодорожной станции: Валуйки (Белгородская область), декларантом подлежали включению в таможенную стоимость задекларированных товаров расходы по перевозке товаров от железнодорожной станции Тополи до железнодорожной станции Валуйки.

Исследовав фактические обстоятельства дела, суд пришел к выводу о том, что Минераловодской таможней полученная информация правомерно использована в качестве основы для расчета транспортных расходов, оспоренные решения таможенного органа являются надлежаще обоснованными и подтвержденными.

Указанные обстоятельства явились основанием для отказа ИП «Б.» в удовлетворении заявленных требований.

По 7 делам №№ А15-3474/2017, А15-3280/2017, А15-3311/2017, А15-3281/2017, А15-3305/2017, А15-3278/2017, А15-3308/2017 по заявлениям ООО «М.», а также по 3 делам №№ А15-930/2018, А15-931/2018, А15-932/2018 по заявлениям ООО «А.» об оспаривании решений о корректировке таможенной стоимости товаров судебные акты вынесены в пользу Дагестанской таможни.

Поводом для принятия оспариваемых решений о корректировке таможенной стоимости в отношении ООО «М.» явился выявленный в ходе камеральной таможенной проверки факт не включения при декларировании товаров в заявленную таможенную стоимость расходов по транспортировке товаров, ввозимых из Республики Иран.

В ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий Управлением в адрес перевозчика был направлен запрос о предоставлении информации, в ответ на который получены сведения, что организация с 2014 года осуществляла международные автомобильные перевозки грузов из Ирана в адрес ООО «М.». Договоры перевозки заключались устно водителями, письменные договоры не составлялись. Со слов водителей оплата за оказанные услуги производилась грузополучателями в российских рублях на территории Российской Федерации при выгрузке товаров.

Подлинники контракта (на бумажном носителе) и дополнительных соглашений к нему ООО «М», в том числе для обозрения судом, не представило. Инвойс и спецификация к контракту продавцом не подписаны. Согласно инвойсу и спецификации, представленным таможне при декларировании, стоимость 1 кг капусты составляет 41 цент США, в то время как в спецификации на бумажном носителе цена 1 кг капусты составляет 31 цент США.

Оценив представленные доказательства в их совокупности и взаимной связи, суды сделали вывод о том, что товар по спорной ДТ ввозился не во исполнение внешнеторгового контракта.

Суды указали, что при отсутствии заключенного сторонами внешнеторгового контракта, отсутствии в инвойсе, спецификации подписей продавца товара, ссылка ООО «М.» на условия поставки товара DAP - Яраг-Казмаляр является несостоятельной, поскольку с продавцом товара не согласованы условия поставки, цена товара и сроки оплаты за товар.

Доказательства оплаты за товар по цене, указанной в инвойсе продавца, ООО «М.» в материалы дела не представило. Суды не приняли довод ООО «М.» о том, что транспортные расходы по перевозке груза до таможенной границы Таможенного союза понесены продавцом товаров и включены в стоимость, указанную в инвойсе продавца, как документально не подтвержденные.

Суды установили, что таможня при корректировке включила в структуру таможенной стоимости транспортные расходы - 2 284 доллара 06 центов США, при том, что согласно информации, представленной Пятигорской торгово-промышленной палатой, стоимость транспортировки товара из г. Астара (Иран) до границы Таможенного союза составляет 2 500 долларов США. Документально данный вывод ООО «М.» не опровергло.

На основании изложенного суды пришли к выводу, что оспариваемые решения таможни содержит подробный расчет таможенной стоимости товара, ввезенного ООО «М.» по ДТ, в решении также отражены ранее указанные сведения о таможенной стоимости и скорректированные сведения. Установив, что корректировка таможенной стоимости ввезенного товара произведена таможней обоснованно, суды сделали вывод об отсутствии оснований для удовлетворения заявления ООО «М.».

По делам по заявлениям ООО «А.» позиция суда заключается в следующем.

Материалами дела подтверждено, что при подаче в таможенный орган спорных ДТ в графе 31 «Грузовые места и описание товаров» указано, что изготовителем отправляемых на экспорт семян подсолнечника является ООО «Г.».

При декларировании товара представлены счета - фактуры, при том, что на дату их выставления ООО «Г.» уже прекратило свою деятельность в качестве юридического лица. Пунктом 1 статьи 188 ТК ТС установлена обязанность декларанта произвести таможенное декларирование товаров и представить в таможенный орган документы, на основании которых заполнена таможенная декларация.

Таможенным органом запрошены дополнительные документы, необходимые для подтверждения правильности определения таможенной стоимости товаров, заявленной в ДТ, в том числе и договоры, заключенные с ООО «Г.», счета-фактуры, банковские платежные документы, калькуляция затрат на производство оцениваемых товаров. Однако, письмо таможни возвращено с отметкой об отсутствии адресата.

Также в ходе камеральной таможенной проверки установлено, что согласно выписке по счету банковская организация за период с 01.01.2015 по 06.02.2017 не получала денежные средства от иностранного контрагента за экспортированный товар. Таким образом, ООО «А.» документально не подтвержден факт приобретения товара, не подтверждена оплата за товар контрагентом именно по цене 13 руб. за 1 кг.

Доказательства оплаты за экспортированный товар не представлены ООО «А.» и в ходе судебного разбирательства, несмотря на то, что к этому времени уже истек двухгодичный срок, исчисляемый с даты поставки, на который была предоставлена отсрочка платежа.

Не представило ООО «А.» и доказательства оплаты ООО «Г.» за товар, приобретенный на внутреннем рынке Российской Федерации, что свидетельствует о том, что ООО «А.» не осуществляло взаиморасчеты через банковские кредитные учреждения как с иностранным контрагентом, так и на территории Российской Федерации.

Согласно информации Торгово-промышленной палаты Республики Дагестан средняя рыночная стоимость 1 кг семян подсолнечника на внутреннем рынке Российской Федерации за период октябрь-декабрь 2015 года и январь - март 2016 года составляла 34-36 руб.

Низкий уровень таможенной стоимости указывает на то, что продажа товаров или их цена зависят от соблюдения условий или обязательств, влияние которых на стоимость товара не может быть количественно определено, что в соответствии с подпунктом 2 пункта 1 статьи 4 Соглашения исключает определение таможенной стоимости по стоимости сделки с ввозимыми товарами.

С позиции суда таможня правомерно отменила ранее принятые решения таможенного поста о принятии таможенной стоимости и произвела корректировку таможенной стоимости товаров, последовательно применяя методы определения таможенной стоимости товаров.

На основании изложенного суд согласился с выводом таможни о наличии оснований, исключающих определение таможенной стоимости товара метом по стоимости сделки с ввозимыми товарами, что послужило причиной отказа ООО «А.» в удовлетворении заявленных требований.

Недостоверность заявленных сведений о таможенной стоимости товаров подтверждается представленными таможенным органом копиями экспортных деклараций страны вывоза, а также иными документами.

По делам №№ А63-12210/2017, А63-12211/2017 судом отказано в удовлетворении 2 заявлений ООО «К.» об оспаривании решений Минераловодской таможни о корректировке таможенной стоимости.

В рамках внешнеторгового контракта в адрес ООО «К.» поступил товар - пряжа из синтетических волокон, таможенная стоимость которого определена декларантом по стоимости сделки с ввозимыми товарами. Товары были выпущены для внутреннего потребления.

В дальнейшем Минераловодской таможней проведена камеральная таможенная проверка, в ходе которой из Министерства таможни и торговли Турецкой Республики получены копии экспортных деклараций таможенной службы Турецкой Республики, инвойсы (Fatura), CMR, упаковочные листы, которые имели расхождения с представленными ООО «К.» при таможенном декларировании документами.

Так, в ходе анализа документов, представленных ООО «К.» при декларировании товаров в Минераловодскую таможню, по отношению к поступившим из Турецкой Республики, была установлена идентичность сведений об экспортере (продавце) и получателе товара, общем весе брутто и нетто, количестве мест, номерах контракта, инвойсов, упаковочных листов. Тогда как сведения о величине таможенной стоимости товаров, условиям поставки отличались от сведений, заявленных при декларировании в Минераловодской таможне.

Декларантом заявлены условия поставки СРТ-Черкесск, что в соответствии с Международными правилами толкования торговых терминов «Инкотермс 2010» означает, что продавец осуществляет передачу товара названному им перевозчику, а также оплачивает стоимость перевозки, необходимой для доставки товара до согласованного пункта назначения.

Данные правила говорят о том, что покупатель несет все риски и дополнительные расходы, возникающие после передачи товара в месте прибытия, соответственно, перевозка документально не подтверждается, поскольку расходы по перевозке уже включены в цену товара.

Однако, в графе 20 экспортных таможенных деклараций, поданных в таможенные органы Турецкой Республики, при вывозе в адрес ООО «К.» указаны условия поставки EXW-GAZIANTEP.

Следовательно, в соответствии с подпунктом 4 пункта 1 статьи 5 Соглашения к цене, фактически уплаченной или подлежащей уплате за эти товары, добавляются расходы за перевозку товаров до места прибытия товаров на таможенную территорию ЕАЭС, в рассматриваемой ситуации – таможенный пост Верхний Ларс Северо-Осетинской таможни и должны быть подтверждены документально.

По изложенным основаниям, ранее принятые решения таможенного поста о таможенной стоимости товаров были отменены.

Оспариваемые решения о корректировке таможенной стоимости приняты в связи с установленным фактом недостоверного заявления сведений о величине таможенной стоимости ввезённых товаров на основании экспортных таможенных деклараций таможенной службы Турецкой Республики, инвойсов (Fatura), упаковочных листов продавца (производителя) товара.

Признавая вышеуказанные документы страны вывоза допустимыми доказательствами по делу, суд отказал в удовлетворении заявленных ООО «К.» требований.

При рассмотрении судебного дела № А15-4557/2017 по заявлению ИП «А.» судебные инстанции также пришли к выводу о законности оспариваемых решений Дагестанской таможни о корректировке таможенной стоимости товаров, в основу которых положены результаты сопоставления сведений, указанных в экспортной таможенной декларации, со сведениями, заявленными в спорной ДТ.

Внешнеэкономический контракт не отвечает требованиям документального подтверждения заявленных сведений для определения таможенной стоимости по стоимости сделки с ввозимыми товарами.

ООО «Ю.» обратилось в арбитражный суд с заявлением (судебное дело № А63-5631/2017) о признании незаконным решения Минераловодской таможни о корректировке таможенной стоимости товаров, в удовлетворении которого отказано ввиду следующего.

В адрес ООО «Ю.» в рамках внешнеторгового контракта поступил товар «хурма свежая…», таможенная стоимость которого определена декларантом методом по стоимости сделки с ввозимыми товарами (первый метод).

В ходе контроля таможенной стоимости было обнаружено, что контракт не отвечает требованиям документального подтверждения заявленных сведений для определения таможенной стоимости по стоимости сделки с ввозимыми товарами, а также что товары того же класса или вида оформляются с более высокой (в 2 раза) стоимостью.

Так, пункт 1 контракта не содержит сведений о предмете контракта, ссылается на инвойс и заявку, которые являются одновременно документами, предусматривающими наименование и вид поставляемого товара и документами, оговаривающими стоимость товара, условия поставки. Таким образом, внешнеторговый контракт является «рамочным» без указания существенных условий контракта (наименования, количества, цены поставляемого товара); пунктом 5.1 контракта предусмотрена оплата товара по безналичному расчету с отсрочкой платежа на 21 день с момента приема товара на складе покупателя и проверки его качества, что может свидетельствовать о дополнительных суммах к оплате товара на последующую поставку (например, о дополнительных скидках). Однако данные существенные условия контракта не соответствуют сведениям инвойса, предусматривающего 100 % предоплату за товар.

В связи с не устранением в ходе дополнительной проверки признаков недостоверности заявленных сведений о таможенной стоимости товаров, Минераловодской таможней было принято оспариваемое решение.

Исследовав все указанные выше обстоятельства, суд пришел к выводу о необходимости оставления без удовлетворения заявленных ООО «Ю.» требований.

Отказ декларанта от представления дополнительно запрошенных в рамках дополнительной проверки документов без обоснования причин.

В рамках арбитражного дела № А15-50/2018 судом отказано в удовлетворении заявления ИП «А.» к Дагестанской таможне о признании незаконным решения о корректировке таможенной стоимости товаров ввиду следующего.

В ходе дополнительной проверки декларант отказал таможенному органу в предоставлении дополнительно запрошенных документов без обоснования причин, что не позволило таможенному органу устранить сомнения в достоверности сведений о таможенной стоимости товаров.

Таким образом, при декларировании товаров предоставленным правом обоснования таможенной стоимости товара декларант не воспользовался и не принял должных мер к устранению оснований для проведения таможней дополнительной проверки и устранению сомнений таможни в достоверности заявленной таможенной стоимости.

В силу положений пункта 11 постановления Пленума рассматривая споры о правомерности корректировки таможенной стоимости, произведенной в рамках таможенного контроля до выпуска товаров, судам следует учитывать, что исходя из взаимосвязанных положений статей 65 - 69 Таможенного кодекса Таможенного союза, действующего по 31.12.2017, решение о корректировке принимается таможенным органом в соответствии с тем объемом документов и сведений, которые были им собраны и раскрыты декларантом на данной стадии.

Ввиду того, что судебное разбирательство не должно подменять осуществление таможенного контроля в соответствующей административной процедуре, новые доказательства признаются относимыми к делу и могут быть приняты (истребованы) судом, если ходатайствующее об этом лицо обосновало наличие объективных препятствий для получения этих доказательств до вынесения оспариваемого решения таможенного органа (пункты 8, 9 постановления Пленума).

В частности, новые доказательства могут быть приняты судом, если со стороны таможенного органа декларанту не была обеспечена возможность устранения сомнений в достоверности заявленной таможенной стоимости. Представляемые таможенным органом новые доказательства принимаются судом, если обоснованы объективные причины, препятствовавшие их своевременному получению до вынесения решения о корректировке таможенной стоимости.

Судом отмечено, что в оспариваемом решении о корректировке таможенной стоимости указано подробное обоснование невозможности применения 2-5 методов определения таможенной стоимости. Таможня, руководствуясь пунктом 2 статьи 10 Соглашения, обоснованно применила шестой метод определения таможенной стоимости с допустимым, применительно к рассматриваемому делу, использованием гибкости применения методов, возможность которой предусмотрена указанной нормой.

В качестве основы для корректировки таможенной стоимости была использована информация ИАС «Мониторинг Анализ», содержащая сведения об однородных товарах, заявленных в других ДТ.

При подборе источника учитывались такие составляющие как вес товара, таможенная стоимость, цена за единицу, условия поставки и страна происхождения.

При корректировке таможенной стоимости выбраны товары в максимальной степени приближенные по своим характеристикам к оцениваемым товарам. Само по себе отличие страны отправления товара - аналога от страны отправления товара, заявленной в спорной ДТ, при сопоставимости других характеристик товаров, не является ограничением при определении таможенной стоимости по шестому (резервному) методу с учетом допустимой возможности гибкого его применения.

Довод ИП «А.» о необоснованном неиспользовании таможней ценовой информации по ранее оформленным им ДТ, судом отклонен, поскольку стоимость товара в каждом случае корректировалась таможенным органом.

На основании изложенного судом сделан вывод о занижении декларантом таможенной стоимости товаров, что послужило основанием для отказа ИП «А.» в удовлетворении заявленных требований.