Сегодня 17 июля 2019 года
Для слабовидящих

Обзор судебной практики применениями постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 12 мая 2016 г. № 18 «О некоторых вопросах применения судами таможенного законодательства» за 2017 год

PDFПечатьE-mail

Обзор судебной практики применениями постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 12 мая 2016 г. № 18 «О некоторых вопросах применения судами таможенного законодательства» за 2017 год

В регионе деятельности Северо-Кавказского таможенного управления на протяжении длительного периода времени традиционно складывалась отрицательная судебная практика по спорам, связанным с корректировкой таможенной стоимости товаров. Основная доля решений принималась не в пользу Дагестанской таможни. Изменения судебной практики удалось достичь после принятия Пленумом Верховного Суда Российской Федерации постановления от 12 мая 2016 г. № 18 «О некоторых вопросах применения судами таможенного законодательства» (далее – постановление Пленума).

Так, если в 2016 году судами первой инстанции в пользу таможен региона было принято только 10 % решений (6 из 62), то в 2017 году данный показатель составил уже 60% (32 из 53 решений).

Большая часть рассмотренных судами первой инстанции споров, связанных с корректировкой таможенной стоимости товаров, приходится на Дагестанскую (53 % или 28 дел) и Минераловодскую (42 % или 22 дела) таможни. Рассматриваемая категория судебных дел не характерна для Северо-Осетинской таможни - рассмотрено лишь 5 % или 3 дела.

Непосредственно после принятия постановления Пленума можно было отметить лишь о начале формирования арбитражными судами своей позиции. Судебные дела в большинстве случаев приостанавливались до рассмотрения иных споров вышестоящими судами. По итогам 2017 года необходимо отметить о формировании Арбитражным судом Республики Дагестан своей позиции, которая также нашла отражение в поступившем в Дагестанскую таможню из данного суда в 2017 году обзоре судебной практики по рассмотрению споров с учетом правовых позиций, содержащихся в постановлении Пленума.

В рассматриваемом периоде именно Арбитражным судом Республики Дагестан в качестве суда первой инстанции принята подавляющая часть решений в пользу Дагестанской таможни (68% или 19 из 28 решений). При этом в 2016 году в пользу Дагестанской таможни было принято только 7 % решений (3 из 42).

К окончанию 2017 года ситуация по данной категории споров заметно улучшилась и для Минераловодской таможни после отмены судом апелляционной инстанции 4 судебных актов (по делам №№ А63-6789/2016, А63-15819/2016, А63-12935/2016, А63-12934/2016), вынесенных не в пользу Минераловодской таможни, и пересмотра их в пользу таможенного органа с учетом положений постановления Пленума.

Так, из 22 вынесенных судебных актов в пользу Минераловодской таможни судом первой инстанции рассмотрено 12 (55%) судебных дел (не в пользу – 10). В 2016 году по первой инстанции в пользу таможни было рассмотрено только 13% дел (2 из 16).

С участием Северо-Осетинской таможни судом первой инстанции рассмотрено 3 дела, в пользу таможенного органа - 1 (33%), не в пользу – 2 (67%).

Руководствуясь позицией Верховного Суда Российской Федерации, отраженной в постановлении Пленума, а также выводами вышестоящих судебных инстанций, арбитражные суды поддерживают выводы таможенных органов о недостоверности заявления декларантами сведений о таможенной стоимости товаров в следующих случаях.

1. Представление новых документов (доказательств) на стадии судебного разбирательства.

Судебными актами по делу № А15-494/2016 отказано в удовлетворении заявления индивидуального предпринимателя «И» к Дагестанской таможне о признании незаконным решения о корректировке таможенной стоимости товаров, обязании возвратить излишне уплаченные таможенные платежи, пени, и взыскании судебных расходов на оплату услуг представителя.

Со ссылкой на пункт 11 постановления Пленума суд указал, ввиду того, что судебное разбирательство не должно подменять осуществление таможенного контроля в соответствующей административной процедуре, новые доказательства признаются относимыми к делу и могут быть приняты (истребованы) судом, если ходатайствующее об этом лицо обосновало наличие объективных препятствий для получения этих доказательств до вынесения оспариваемого решения таможенного органа (пункты 8, 9 постановления Пленума).

Из материалов дела следует, что в подтверждение заявленной таможенной стоимости декларант представил в таможню контракт, инвойс, упаковочный лист, коносамент и накладную.

В подтверждение своих доводов предпринимателем в суд представлены письмо продавца, копия коммерческого предложения, копия приложения к контракту без даты.

С учетом названной правовой позиции вышеперечисленные доказательства не признаны судом относимыми и допустимыми доказательствами по делу, поскольку доказательства наличия объективных препятствий для их представления на стадии проведения таможенным органом дополнительной проверки предпринимателем в суд не представлены.

В пределах сроков, установленных в ходе дополнительной проверки, у предпринимателя имелась возможность заниматься сбором документов, обосновывающих заявленную таможенную стоимость. Однако он не предпринял такие меры, отказавшись от представления дополнительных документов.

В дополнении к заявлению предприниматель указал, что между ним и китайской компанией (продавцом товаров) сложились долгосрочные отношения, что также подтвердило необоснованность его доводов о невозможности получения и представления дополнительно запрошенных документов, в частности, экспортной таможенной декларации и прайс - листа продавца.

В ответ на запрос таможенного органа дополнительные документы в обоснование применения первого метода оценки таможенной стоимости предпринимателем не были представлены, основания для проведения дополнительной проверки таможенной стоимости не устранены, что явилось основанием для принятия должностным лицом таможенного органа обоснованного решения о корректировке заявленной таможенной стоимости товаров исходя из имеющихся документов и сведений с учетом информации, полученной самостоятельно при проведении дополнительной проверки.

Доводы предпринимателя, изложенные в заявлении и в дополнениях к нему, судом отклонены как основанные на неверном толковании норм действующего таможенного законодательства, правовых позиций, содержащихся в постановлении Пленума, и как противоречащие обстоятельствам спора и имеющимся в материалах дела доказательствам.

На основании изложенного суд пришел к выводу о соответствии действий таможенного органа по корректировке таможенной стоимости товаров действующему законодательству, что явилось основанием для отказа в удовлетворении требований предпринимателя.

При рассмотрении судебных дел №№ А15-3877/2015, А15-3878/2015, А15-3876/2015, А63-13235/2016, А15-2048/2015, А15-2047/2015, А15-588/2016, А15-1479/2016 судами также не приняты дополнительные доказательства, представленные заявителями в судебные заседания.

2. Недостаточность документов, представленных декларантом, для целей подтверждения таможенной стоимости.

В решении Арбитражного суда Республики Дагестан от 18 января 2017 г. по делу № А15-1235/2016 об отказе в удовлетворении заявления индивидуального предпринимателя «М» к Дагестанской таможне об обязании возвратить излишне уплаченные таможенные платежи, со ссылкой на пункты 9, 10 постановления Пленума суд, установив, что предприниматель не представил дополнительно запрошенные документы и сведения, письменно не обосновал невозможность их представления, не устранил сомнения, послужившие основанием для проведения дополнительной проверки, а также сомнения в достоверности сведений о заявленной в спорных декларациях на товары (далее – ДТ) таможенной стоимости товаров и правомерности ее определения по цене сделки, признал обоснованными выводы таможенного органа о необходимости корректировки таможенной стоимости товаров.

При принятии решения Арбитражного суда Республики Дагестан от 13 февраля 2017 г. по делу № А15-5002/2015 суд указал, что общество «Ш» не доказало наличие у него объективных препятствий к представлению экспортной таможенной декларации, также отсутствовали препятствия для запроса у поставщика и предоставления в таможню прайс-листов продавца товаров. Спецификации, являющиеся обязательным документом по условиям контракта, общество должно иметь в наличии. Обстоятельств, препятствующих их представлению, не имеется.

Общество, ведущее коммерческую деятельность, обязано в силу закона вести учет хозяйственных операций. В деле нет доказательств, препятствующих представлению затребованных документов бухгалтерского учета.

Документы об оплате за товары также должны находиться у общества, поскольку условиями контракта предусмотрена 100% предоплата за поставляемые товары.

На основании изложенного суд пришел к выводу о том, что таможней обоснованно установлены признаки недостоверности определения таможенной стоимости по цене сделки, правомерно приняты решения о проведении дополнительной проверки и запрошены дополнительные документы и сведения. Общество, имея возможность при условии добросовестного поведения представить документы и дать соответствующие пояснения, эту обязанность не исполнило (декларант отказался их предоставить).

При таких обстоятельствах таможенный орган правомерно принял решения о корректировке таможенной стоимости товаров по спорным ДТ.

3. Регулярное декларирование участником внешнеэкономической деятельности товаров, таможенная стоимость которых оказывается в несколько раз ниже по сравнению с ценовой информацией, имеющейся в распоряжении таможенных органов, при отсутствии доказательств, подтверждающих действительное приобретение товара по такой низкой цене.

В соответствии с пунктом 9 постановления Пленума от лица, ввозящего на таможенную территорию товар по цене, значительно отличающейся от сопоставимых цен идентичных (однородных) товаров, в целях исполнения требований пункта 4 статьи 64 и пункта 3 статьи 69 Таможенного кодекса Таможенного союза (далее – ТК ТС) разумно ожидать поведения, направленного на заблаговременное собирание доказательств, подтверждающих действительное приобретение товара по такой цене и доступных для получения в условиях внешнеторгового оборота.

Указанными положениями Шестнадцатый арбитражный апелляционный суд руководствовался при отмене решений Арбитражного суда Ставропольского края по делам №№ А63-12935/2016, А63-12934/2016, А63-15819/2016, сославшись также на правовую позицию, изложенную в Определениях Верховного Суда Российской Федерации от 23 декабря 2015 г. № 303-КГ15-10416, 303-КГ15-10774.

4. Заключение внешнеэкономического контракта на условиях оплаты товара в течение 10 лет со дня их поставки.

Решения Арбитражного суда Республики Дагестан от 3 марта 2017 г. по делам №№ А15-3877/2015, А15-3878/2015, А15-3876/2015 мотивированы следующим.

По условиям дополнительного соглашения к контракту платежи за поставленные товары должны быть произведены покупателем посредством банковского перевода или путем наличной оплаты в течение 10 лет со дня поставки товара. Данное условие о сроке оплаты в течение 10 лет фактически представляет отсрочку платежа на длительное время, влекущую увеличение финансовых рисков и оказывает влияние на ценообразование в виде увеличения обычно устанавливаемой цены; кроме того, позволяет избежать подтверждения фактически уплаченной цены в целях таможенного контроля.

Как указал суд, правомерным является довод таможни о том, что подобные необычные для нормального гражданского оборота условия о сроке оплаты за поставленные товары свидетельствуют о том, что предприниматель и продавец тесно взаимосвязаны, данное обстоятельство не может не влиять на стоимость поставляемого товара.

5. Отсутствие обращения декларанта в таможенный орган с заявлением о внесении изменений в ДТ в части изменения (уменьшения) ранее задекларированной таможенной стоимости.

По делу № А15-3878/2015 индивидуальный предприниматель «М» заявил об ошибочном указании в декларации таможенной стоимости (далее - ДТС) транспортных расходов как уплаченных декларантом и фактической их уплате продавцами товаров. При этом ссылался на письма контрагентов.

Указанный довод судом отклонен как несостоятельный.

Согласно пункту 29 постановления Пленума к заявлению о возврате излишне уплаченных или излишне взысканных сумм таможенных пошлин, налогов должны прилагаться документы, подтверждающие факт их излишней уплаты или взыскания (часть 2 статьи 147 Федерального закона от 27 ноября 2010 г. № 311-ФЗ «О таможенном регулировании в Российской Федерации»).

По смыслу данной нормы закона во взаимосвязи с пунктом 2 статьи 191 ТК ТС, квалификация таможенных платежей как внесенных в бюджет излишне зависит от совершения декларантом действий по изменению соответствующих сведений в декларации на товары после их выпуска, если эти сведения влияют на исчисление таможенных платежей.

Исходя из данных положений заявление о возврате излишне уплаченных (взысканных) таможенных платежей подлежит рассмотрению, если одновременно с его подачей или ранее декларантом было инициировано внесение соответствующих изменений в декларацию на товары и в таможенный орган представлены документы, подтверждающие необходимость внесения таких изменений.

Порядок внесения изменений и (или) дополнений в сведения, указанные в ДТ (далее - Порядок), утвержден Решением Коллегии Евразийской экономической комиссии от 10 декабря 2013 г. № 289 "О внесении изменений и (или) дополнений в сведения, указанные в декларации на товары, и признании утратившими силу некоторых решений Комиссии Таможенного союза и Коллегии Евразийской экономической комиссии".

В соответствии с пунктами 12 и 14 Порядка внесение изменений и (или) дополнений в сведения, указанные в ДТ, после выпуска товаров по инициативе декларанта осуществляется на основании обращения или документов, указанных в абзаце третьем настоящего пункта, в случаях, когда обращение декларанта не представляется.

К обращению прилагаются надлежащим образом заполненная корректировка декларации на товары (КДТ), ее электронная копия, документы, подтверждающие изменения и (или) дополнения, вносимые в сведения, указанные в ДТ, в том числе документы и (или) сведения, подтверждающие уплату таможенных, иных платежей, а при корректировке таможенной стоимости товаров - также ДТС и ее электронная копия.

Как установлено судом, предприниматель в таможню не направлял документы для внесения соответствующих изменений в ДТ, доводы об ошибочной уплате транспортных расходов не им, а продавцами товаров, впервые появились после обращения с заявлением в суд.

При таких обстоятельствах таможенный орган правомерно оставил без рассмотрения заявление о возврате излишне уплаченных (взысканных) сумм таможенных пошлин, налогов по спорным ДТ.

Таким образом, действия таможенного органа по корректировке таможенной стоимости товаров, заявленных по спорным ДТ, судом признаны не противоречащими действующему таможенному законодательству, оснований для признания таможенных платежей, уплаченных в связи с корректировкой, излишне уплаченными и их возврата не установлено.

6. Представление таможенным органом заверенных копий экспортных деклараций страны вывоза, а также иных доказательств недостоверности заявленных сведений о таможенной стоимости, полученных в ходе постконтроля.

Арбитражный суд Ставропольского края при принятии решения по делу № А63-14766/2016 об отказе в удовлетворении заявления индивидуального предпринимателя «А» к Дагестанской таможне пришел к выводу об обоснованности принятых решений о корректировке таможенной стоимости товаров на основании приобщенных к материалам дела заверенных копий экспортных деклараций страны вывоза, инвойсов и их переводов на русский язык, полученных таможенным органом в установленном порядке из таможенной службы Турции.

Отменяя решение Арбитражного суда Ставропольского края по делу № А63-6789/2016, суд апелляционной инстанции руководствовался тем, что в ходе судебного разбирательства Минераловодской таможней был направлен международный запрос в Иран о подтверждении информации, заявленной обществом «Ш» в ходе таможенного оформления. На данный запрос поступил ответ из Таможенной администрации Исламской Республики Иран, который свидетельствовал о недостоверности заявленных обществом сведений о таможенной стоимости товара, представлении в таможенный орган недействительных документов, занижении таможенной стоимости, несоблюдении структуры таможенной стоимости и наличии взаимосвязи между продавцом и покупателем товара. Данный ответ был принят Шестнадцатым арбитражным апелляционным судом в качестве доказательства и был положен в основу судебного постановления.

Суд апелляционной инстанции сославшись на пункт 19 постановления Пленума, отметил, что в случае возникновения спора о правомерности применения первого метода на таможенном органе лежит бремя доказывания признаков того, что взаимосвязь сторон могла повлиять на цену (пункт 4 статьи 4 Соглашения между Правительством Российской Федерации, Правительством Республики Беларусь и Правительством Республики Казахстан от 25 января 2008 г. «Об определении таможенной стоимости товаров, перемещаемых через таможенную границу Таможенного союза» (далее – Соглашение), а на декларанте - обязанность доказать, что фактически уплаченная или подлежащая уплате за товар цена была установлена в отсутствие влияния на нее взаимосвязи сторон сделки (пункты 4.1, 4.2 статьи 4 Соглашения).

Декларант не доказал, что фактически уплаченная или подлежащая уплате за товар цена была установлена в отсутствие влияния на нее взаимосвязи сторон сделки.

Вывод суда первой инстанции о том, что никакой взаимосвязи с поставщиком у покупателя нет, схожесть наименования всего лишь маркетинговый ход учредителя покупателя, не подтвержден материалами дела, на основании чего апелляционный суд пришел к выводу о недоказанности имеющих значение для дела обстоятельств, которые суд первой инстанции считал установленными. Указанные обстоятельства явились основанием к отмене принятого решения.

При принятии Арбитражным судом Республики Дагестан решения по делу № А15-6021/2016 было установлено, что таможенным органом в отношении общества «М» проведена камеральная таможенная проверка по вопросу достоверности заявленных сведений о таможенной стоимости товаров, в части невключения в ее структуру расходов за транспортировку товара.

По результатам проведенной камеральной таможенной проверки установлено нарушение в части документального подтверждения сведений, относящихся к определению таможенной стоимости товаров, повлекшее уменьшение суммы подлежащих уплате таможенных платежей.

Указанные обстоятельства послужили основанием для принятия решений о корректировке таможенной стоимости товаров.

Таможенным органом в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий у перевозчика была запрошена информация о предоставлении договоров об оказании услуг международных перевозок грузов, а также документов об оплате за оказанные транспортные услуги.

Согласно полученному ответу, данной компанией (перевозчиком) с российскими компаниями, указанными в письме оперативной таможни, не был подписан ни один долгосрочный договор. Все договоры водитель и грузоотправитель заключали в устной форме. Отправителю или же получателю не были выставлены счета на оплату и не оплачивались. Оплату за перевозку груза водитель получал наличными на выгрузке.

Опрошенный в судебном заседании в качестве свидетеля водитель транспортного средства подтвердил вышеуказанную информацию.

Между тем общество, ссылаясь на условия внешнеторгового контракта, утверждало, что транспортные расходы по перевозке груза до таможенной границы Евразийского экономического союза понесены продавцом товара и включены в стоимость, указанную в инвойсе продавца.

Суд, сопоставив содержание инвойса продавца в электронном виде и на бумажном носителе, установил, что электронный инвойс содержит ссылку на контракт, в нем указаны условия поставки товаров - DAP Яраг-Казмаляр, в то время как на бумажном носителе инвойса такие сведения не содержатся, то есть инвойс не идентифицируется с контрактом.

По требованию суда обществом представлен подлинник контракта, который по своему объему и содержанию также не идентифицировался с электронным контрактом, представленным обществом в таможенный орган при декларировании товаров, по наименованиям пунктов, количеству и содержанию подпунктов. Имелись расхождения в сроках оплаты за товар.

В силу указанных обстоятельств контракт на бумажном носителе не признан относимым и допустимым доказательством по данному делу, в связи с чем суд счел, что товары в данном случае ввозились не во исполнение внешнеторгового контракта. При отсутствии заключенного внешнеторгового контракта ссылку общества на условия поставки товаров DAP Яраг-Казмаляр суд посчитал несостоятельной. В таких случаях в инвойсе продавца должны быть оговорены существенные условия договора поставки, такие как условия поставки товаров и порядок, сроки их оплаты. Инвойс продавца на бумажном носителе таких сведений не содержит. Доказательства оплаты за товары по ценам, указанным в инвойсе продавца, обществом в материалы дела также не представлены.

Оценив относимость, допустимость, достоверность каждого из вышеуказанных доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности, суд указал, что выводы таможенного органа о недостоверности заявленных обществом сведений о таможенной стоимости товаров и необходимости включения в ее структуру транспортных расходов являются обоснованными.