Сегодня 22 апреля 2019 года
Для слабовидящих

Обзор судебной практики таможенных органов Северо-Кавказского таможенного управления за январь-апрель 2017 года

PDFПечатьE-mail

Обзор судебной практики таможенных органов Северо-Кавказского таможенного управления за январь-апрель 2017 года

В период с января по апрель 2017 года в производстве таможенных органов региона деятельности Северо-Кавказского таможенного управления (далее – СКТУ) с учетом дел, перешедших с прошлых лет, находилось 1336 судебных дел, что уже превысило уровень итогов всего 2016 года (1088 судебных дел).

Судами различных юрисдикций и инстанций рассмотрено 275 судебных дел, из которых по 229 делам (83%) решения приняты в пользу таможенных органов, по 46 делам (17%) таможенными органами не достигнут положительный результат.

Увеличение числа судебных дел в 2017 году обусловлено подачей в Арбитражный суд Республики Дагестан 703 заявлений об оспаривании решений Дагестанской таможни о корректировке таможенной стоимости товаров, принятых по результатам таможенного контроля после выпуска товаров в отношении одного участника внешнеэкономической деятельности. Рассмотрение состоялось только по одному из дел, судебное решение принято в пользу таможенного органа.

До принятия постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 12 мая 2016 г. № 18 "О некоторых вопросах применения судами таможенного законодательства" (далее – постановление Пленума) в регионе деятельности СКТУ традиционно складывалась отрицательная судебная практика по делам, связанным с обжалованием решений, действий (бездействия) таможенных органов и (или) их должностных лиц при определении, заявлении и контроле таможенной стоимости, а также по спорам о возврате излишне уплаченных (взысканных) таможенных платежей и процентов в связи с корректировкой таможенной стоимости товаров.

При этом если 2016 год в целом характеризовался отменой вышестоящими судами решений, принятых не в пользу Дагестанской таможни, и пересмотром их в пользу таможни либо возвратом на новое рассмотрение, то в 2017 году наметилась положительная тенденция по рассмотрению судебных дел в пользу таможенных органов уже в суде первой инстанции.

Так, в период с января по апрель 2017 года судами первой инстанции рассмотрено 22 дела по указанным категориям споров. В 73 % случаев (16 дел) решения приняты в пользу таможенных органов, и только 6 дел (27 %) рассмотрено не в пользу таможенных органов. Указанный показатель по итогам 2016 года составлял только 10 % (6 дел в пользу таможенных органов из 62 рассмотренных судами первой инстанции).

По результатам оценки доводов таможенных органов, изложенных в обоснование решений о корректировке таможенной стоимости товаров, ссылаясь на положения постановления Пленума, суды приходят к выводу о законности оспариваемых решений в следующих случаях.

Представление декларантом в материалы судебного дела дополнительных доказательств в подтверждение заявленных сведений о таможенной стоимости товаров

По делу № А15-494/2016 со ссылкой на пункт 11 постановления Пленума суд отметил, ввиду того, что судебное разбирательство не должно подменять осуществление таможенного контроля в соответствующей административной процедуре, новые доказательства признаются относимыми к делу и могут быть приняты (истребованы) судом, если ходатайствующее об этом лицо обосновало наличие объективных препятствий для получения этих доказательств до вынесения оспариваемого решения таможенного органа (пункты 8, 9 постановления Пленума).

Согласно материалам дела, в подтверждение заявленной таможенной стоимости декларант представил в таможню контракт, инвойс, упаковочный лист, коносамент и накладную.

В подтверждение своих доводов предпринимателем в суд представлены письмо продавца, копия коммерческого предложения, копия приложения к контракту без даты.

С учетом вышеуказанной правовой позиции перечисленные доказательства не признаны судом относимыми и допустимыми доказательствами по делу, поскольку доказательства наличия объективных препятствий для их представления на стадии проведения таможенным органом дополнительной проверки предпринимателем в суд не представлены.

В пределах сроков, установленных в ходе дополнительной проверки, у предпринимателя имелась возможность заниматься сбором документов, обосновывающих заявленную таможенную стоимость. Однако он не предпринял такие меры, отказавшись от представления дополнительных документов.

К аналогичным выводам суды пришли при рассмотрении дел №№ А15-2047/2015, А15-2048/2015, А15-3876/2015, А15-3877/2015, А15-3878/2015, А15-588/2016, А15-1479/2016, А61-3411/16, А15-3943/2015.

Непредставление декларантом дополнительно запрошенных таможенным органом документов в рамках дополнительной проверки

По делу № А15-494/2016 суд указал, что в соответствии с пунктом 9 постановления Пленума от лица, ввозящего на таможенную территорию товар по цене, значительно отличающейся от сопоставимых цен идентичных (однородных) товаров, в целях исполнения требований пункта 4 статьи 64 и пункта 3 статьи 69 Таможенного кодекса Таможенного союза (далее – ТК ТС) разумно ожидать поведения, направленного на заблаговременное собирание доказательств, подтверждающих действительное приобретение товара по такой цене и доступных для получения в условиях внешнеторгового оборота.

В дополнении к заявлению предприниматель указал, что между ним и китайской компанией (продавцом товаров) сложились долгосрочные отношения, что также подтвердило необоснованность его доводов о невозможности получения и представления дополнительно запрошенных документов, в частности, экспортной таможенной декларации и прайс - листа продавца.

В ответ на запрос таможенного органа дополнительные документы в обоснование применения первого метода оценки таможенной стоимости предпринимателем не представлены, основания для проведения дополнительной проверки таможенной стоимости не устранены, что явилось основанием для принятия должностным лицом таможенного органа обоснованного решения о корректировке заявленной таможенной стоимости товаров исходя из имеющихся документов и сведений с учетом информации, полученной самостоятельно при проведении дополнительной проверки.

Дополнительно по делам №№ А15-5221/2016, А15-5640/2016 суд отметил, что анализ аналогичных судебных дел с участием предпринимателя против таможни показал, что в каждом случае при декларировании товаров заявленная предпринимателем таможенная стоимость товаров оказывалась в несколько раз (а иногда и десятки раз) ниже по сравнению с ценовой информацией, имеющейся в распоряжении таможенных органов, и каждый раз, в числе других документов, таможня предлагала декларанту дополнительно представить экспортную декларацию страны вывоза товаров и прайс - листы продавца товаров.

Во избежание таких ситуаций, складывающихся из года в год, было бы разумным со стороны предпринимателя предусмотреть условиями контракта необходимость представления продавцом покупателю, в числе других товаросопроводительных документов, прайс - листа и экспортной декларации.

По делу № А15-5002/2015 суд указал, что спецификации, являющиеся обязательным документом по условиям контракта, общество должно иметь в наличии. Обстоятельств, препятствующих их представлению, не имеется. Общество, ведущее коммерческую деятельность, обязано в силу закона вести учет хозяйственных операций. В деле нет доказательств, препятствующих представлению затребованных документов бухгалтерского учета. Документы об оплате за товары также должны находиться у общества, поскольку условиями контракта предусмотрена 100% предоплата за поставляемые товары. Суд пришел к выводу, что у общества имелась возможность представить таможне запрошенные в ходе дополнительной проверки документы и сведения. Объективные препятствия к их представлению судом не установлены. Декларант не дал таможне объяснений их непредставления при проведении таможенного контроля. На основании изложенного суд пришел к выводу о том, что таможней обоснованно установлены признаки недостоверности определения таможенной стоимости по цене сделки, правомерно приняты решения о проведении дополнительной проверки и запрошены дополнительные документы и сведения. Общество, имея возможность при условии добросовестного поведения представить документы и дать соответствующие пояснения, эту обязанностьне исполнило.

По делу № А15-1235/2016 суд, установив, что предприниматель не представил дополнительно запрошенные документы и сведения, письменно не обосновал невозможность их представления, не устранил сомнения, послужившие основанием для проведения дополнительной проверки, а также сомнения в достоверности сведений о заявленной в спорных декларациях на товары (далее – ДТ) таможенной стоимости товаров и правомерности ее определения по цене сделки, суд признал обоснованными выводы таможенного органа о необходимости корректировки таможенной стоимости товаров.

Обращение декларанта с заявлением о возврате излишне уплаченных (взысканных) таможенных платежей без соблюдения процедуры внесения соответствующих изменений в ДТ

При принятии решений по делам №№ А15-2047/2015, А15-2048/2015 суд, сославшись на пункт 29 постановления Пленума, указал, что к заявлению о возврате излишне уплаченных или излишне взысканных сумм таможенных пошлин, налогов, должны прилагаться документы, подтверждающие фактих излишней уплаты или взыскания.

По смыслу данной нормы закона во взаимосвязи с пунктом 2 статьи 191 ТК ТС, квалификация таможенных платежей как внесенных в бюджет излишне зависит от совершения декларантом действий по изменению соответствующих сведений в декларации на товарыпосле их выпуска, если эти сведения влияют на исчисление таможенных платежей.

Исходя из данных положений, заявление о возврате излишне уплаченных (взысканных) таможенных платежей подлежит рассмотрению, если одновременно с его подачей или ранее декларантом было инициировано внесение соответствующих изменений в декларацию на товары и в таможенный орган представлены документы, подтверждающие необходимость внесения таких изменений.

В заявлении в суд о возврате излишне уплаченных таможенных платежей общество указало, что при таможенном оформлении ввезенных товаров оно представило в таможню документы, подтверждающие таможенную стоимость товара по первому методу, однако ошибочно определило по третьему методу таможенную стоимость товаров по части ДТ, а по одной из ДТ - по первому методу. По мнению общества, в результате некорректного выбора декларантом метода определения таможенной стоимости и необоснованного включения в структуру таможенной стоимости завышенных сумм транспортных расходов, таможенная стоимость товаров была необоснованно увеличена.

Между тем, общество в материалы дела не представило доказательств обращения в таможенный орган в установленном порядке за внесением соответствующих изменений в спорные ДТ и направления в таможенный орган документов, подтверждающих необходимость внесения таких изменений.

Не принят во внимание довод общества о том, что соответствующие изменения в спорные ДТ уже внесены на основании решения суда по настоящему делу, поскольку законодательством предусмотрена обязанность обращения самого декларанта с заявлением о внесении изменений в сведения, содержащиеся в ДТ. Такое заявление должно быть подано в таможенный орган с приложением документов, подтверждающих вносимые изменения, до или одновременнос заявлением о возврате излишне уплаченных таможенных платежей.

При таких обстоятельствах, таможенный орган правомерно оставил без рассмотрения заявления общества о возврате излишне уплаченных (взысканных) сумм таможенных пошлин, налогов по спорным ДТ.

Необычные для нормального гражданского оборота условия внешнеэкономической сделки о сроке оплаты за поставленные товары

В решениях по делам №№ А15-3876/2015, А15-3877/2015, А15-3878/2015 суд отметил, что по условиям дополнительного соглашения к контракту платежи за поставленные товары должны быть произведены покупателем посредством банковского перевода или путем наличной оплаты в течение 10 лет со дня поставки товара. Данное условие о сроке оплаты в течение 10 лет фактически представляет отсрочку платежа на длительное время, влекущую увеличение финансовых рисков и оказывает влияние на ценообразование в виде увеличения обычно устанавливаемой цены; кроме того, позволяет избежать подтверждения фактически уплаченной цены в целях таможенного контроля.

Суд признал правомерным довод таможни о том, что подобные необычные для нормального гражданского оборота условия о сроке оплаты за поставленные товары свидетельствуют о том, что предприниматель и продавец тесно взаимосвязаны, данное обстоятельство не может не влиять на стоимость поставляемого товара.

Подтверждение таможенным органом невозможности получения ценовой информации для использования соответствующего метода определения таможенной стоимости при проведении консультаций с декларантом

По делу № А15-3943/2015 суд кассационной инстанции, применив положения пункта 14 постановления Пленума, отметил, что при рассмотрении споров, связанных с правильностью выбора метода определения таможенной стоимости, таможенный орган вправе ссылаться на отсутствие у него ценовой информации для использования соответствующего метода определения таможенной стоимости в случае подтверждения невозможности получения такой информации либо при отказе декларанта в представлении необходимых сведений в рамках проведенных с ним в соответствии с пунктом 1 статьи 2 Соглашения между Правительствами Российской Федерации, Республик Беларусь и Казахстан от 25 января 2008 г. "Об определении таможенной стоимости товаров, перемещаемых через таможенную границу Таможенного союза" (далее - Соглашение) консультаций.

При этом обмен письменной информацией, документами, заявлениями, письменными пояснениями в процессе декларирования товара между таможенным органом и декларантом является в смысле пункта 1 статьи 2 Соглашения проведением консультаций, поскольку законодательством не установлен запрет на ее проведение в письменном виде посредством обмена документами.

Судебная коллегия применительно к установленным обстоятельствам обоснованно указала, что обмен информацией в процессе декларирования товара между таможней и предпринимателем в рассматриваемом случае осуществлялся в виде передачи декларанту имеющейся у таможенного органа информации для уплаты суммы обеспечения и корректировки таможенной стоимости, принятой декларантом в целях уплаты обеспечения и выпуска товара. Встречная информация от предпринимателя в таможню не поступала.

Доказательства обращения декларанта в таможню за консультациями в связи с наличием у него (или у таможни) информации о стоимости товаров, более близких по своим характеристикам к ввезенному по спорной ДТ, предприниматель не представил, как и за консультациями (письменными либо устными) по иным вопросам.

Таможня, напротив, предлагала предпринимателю представить пояснения и дополнительные документы, позволяющие устранить возникшие сомненияв достоверности заявленной таможенной стоимости. Декларант направил в таможню сообщение о невозможности представить документы.

Суд апелляционной инстанции посчитал, что указанные действия таможни и предпринимателя фактически являются использованием возможности проведения консультаций в смысле пункта 1 статьи 2 Соглашения. При этом пассивное поведение декларанта в период таможенной проверки при подтверждении таможней невозможности получения информации в смысле, определенном в абзаце третьем пункта 14 постановления Пленума, расценено апелляционной инстанцией как обстоятельство, свидетельствующее о законности действий таможни.

Судебная коллегия также отметила, что на предпринимателе, претендующем на получение денежных средств из бюджета и отрицающем достоверность отсутствия соответствующей ценовой информации, лежит бремя предоставления доказательств опровержения тех обстоятельств, которые установил и подтвердил в своем решении таможенный орган. Предприниматель опровергающие доказательства не представил.

С учетом изложенных обстоятельств суд апелляционной инстанции обоснованно признал законным решение таможни о корректировке таможенной стоимости товаров по спорной ДТ, сославшись на наличие в решении подробного обоснования невозможности применения 2-5 методов определения таможенной стоимости товаров.

Наличие доказательств недостоверности заявленных сведений о таможенной стоимости товаров, полученных в ходе постконтроля

По делу № А15-6021/2016 в ходе проведения СКТУ камеральной таможенной проверки по вопросу достоверности заявленных сведений о таможенной стоимости товаров в части невключения в ее структуру расходов за транспортировку товара, перевозчику направлен запрос о предоставлении договоров об оказании услуг международных перевозок грузов, а также документов об оплате за оказанные транспортные услуги. Согласно полученному ответу, с российскими компаниями, указанными в запросе таможенного органа, не был подписан ни один долгосрочный договор. Все договоры водитель и грузоотправитель заключали в устной форме. Отправителю или же получателю не были выставлены счета на оплату и не оплачивались. Оплату за перевозку груза водитель получал наличными на выгрузке. Вместе с тем, по условиям поставки продавец обязан заключить договор перевозки и нести расходы по перевозке, необходимые для доставки товара в согласованное место назначения. Указанные обстоятельства явились основанием к корректировке таможенной стоимости товаров.

В ходе судебного разбирательства по требованию суда обществом представлен подлинник контракта, который по своему объему и содержанию не идентифицировался с электронным контрактом, представленным обществом в таможенный орган при декларировании товаров, по наименованиям пунктов, количеству и содержанию подпунктов, имелись расхождения в сроках оплаты за товар. В силу указанных обстоятельств контракт на бумажном носителе не признан относимым и допустимым доказательством по данному делу, в связи с чем суд пришел к выводу, что товары в данном случае ввозились не во исполнение внешнеторгового контракта. При отсутствии заключенного внешнеторгового контракта ссылка общества на условия поставки товаров DAP является несостоятельной. В таких случаях в инвойсе продавца должны быть оговорены существенные условия договора поставки, такие как условия поставки товаров и порядок, сроки их оплаты. Инвойс продавца на бумажном носителе таких сведений не содержит. Доказательства оплаты за товары по ценам, указанным в инвойсе продавца, обществом в материалы дела также не представлены.

Оценив относимость, допустимость, достоверность каждого из вышеуказанных доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности, суд отметил, что выводы таможенного органа о недостоверности заявленных обществом сведений о таможенной стоимости товаров и необходимости включения в ее структуру транспортных расходов, являются обоснованными.

При принятии судебных постановлений по делам №№ А15-1960/2014, А15-4433/2016 суды пришли к выводам об обоснованности принятых решений о корректировке таможенной стоимости товаров на основании приобщенных к материалам дела заверенных копий экспортных деклараций страны вывоза, счетов-фактур и их переводов на русский язык, полученных таможней в установленном порядке из таможенной службы Турции.

Полученные в рамках постконтроля доказательства нарушений требований права Евразийского экономического союза и законодательства Российской Федерации о таможенном деле позволили достигнуть положительных результатов также при рассмотрении иных категорий судебных споров.

Для формирования судебной практики представляет интерес дело № А63-3641/2016 о признании незаконными действий СКТУ по аресту санкционной продукции, снятии наложенного ареста, признании незаконным и отмене постановления о наложении ареста на товары, о признании незаконным требования СКТУ о вывозе товара, о признании незаконным решения о проведении выездной таможенной проверки.

Как установлено судебными инстанциями, указами Президента Российской Федерации от 6 августа 2014 г. № 560 "О применении специальных экономических мер в целях обеспечения экономической безопасности Российской Федерации", от 24 июня 2015 г. № 320 "О продлении действия отдельных специальных экономических мер в целях обеспечения безопасности Российской Федерации" и от 28 ноября 2015 г. № 583 "О мерах по обеспечению национальной безопасности Российской Федерации и защите граждан Российской Федерации от преступных и иных противоправных действий и о применении специальных экономических мер в отношении Турецкой Республики", а также постановлениями Правительства Российской Федерации от 7 августа 2014 г. № 778 "О мерах по реализации Указов Президента Российской Федерации от 6 августа 2014 г. № 560, от 24 июня 2015 г. № 320", от 30 ноября 2015 г. № 1296 "По реализации Указа Президента Российской Федерации от 28 ноября 2015 г. № 583", введен запрет на ввоз в Российскую Федерацию сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия, страной происхождения которых являются Соединенные Штаты Америки, страны Европейского союза, Канада, Австралия, Королевство Норвегия, Украина, Республика Албания, Черногория, Республика Исландия, Княжество Лихтенштейн и Турецкая Республика.

СКТУ проведена внеплановая выездная таможенная проверка общества по вопросу выявления товаров, запрещенных к ввозу на территорию Российской Федерации, и установлено, что в складских помещениях общества находится товар, предположительно подпадающий под действие запрета. В ходе проверки у общества произведен отбор проб и образцов спорного товара. Согласно заключению эксперта экспертной лаборатории определен регион происхождения товара - Передняя Азия, Кавказ и страна производителя товара - Турция. Полученные результаты исследований противоречили сведениям, заявленным в транспортных и коммерческих документах, согласно которым указана страна производителя товара - Армения. В связи с чем СКТУ было вынесено постановление о наложении ареста на товары. Обществу указано на необходимость принятия мер по вывозу спорного товара. В связи с согласием общества вывезти спорный товар, СКТУ сняло арест. Считая, что решения и действия СКТУ являются незаконными, общество обратилось в суд.

Отказывая обществу в удовлетворении заявленных требований, судебные инстанции руководствовались следующим.

В соответствии со статьей 12 Федерального закона от 27 ноября 2010 г. № 311-ФЗ «О таможенном регулировании в Российской Федерации» (далее – Федеральный закон о таможенном регулировании) на таможенные органы возложены функции осуществления контроля за ввозом товаров на таможенную территорию Российской Федерации, в том числе таможенные органы обеспечивают, если иное не установлено законодательством Российской Федерации, соблюдение установленных в соответствии с международными договорами государств - членов Таможенного союза и законодательством Российской Федерации запретов и ограничений в отношении товаров, ввозимых в Российскую Федерацию и вывозимых из Российской Федерации (подпункт 6 части 1 данной статьи); содействуют осуществлению мер по защите государственной безопасности, общественного порядка, нравственности населения, жизни и здоровья человека, животных и растений, охране окружающей природной среды, защите интересов потребителей товаров, ввозимых в Российскую Федерацию (подпункт 9 части 1 данной статьи).

На основании статьи 110 ТК ТС одной из форм таможенного контроля является таможенный осмотр.

В соответствии с подпунктом 2 пункта 2 статьи 119 ТК ТС таможенный осмотр помещений и территорий может проводиться у лиц, осуществляющих оптовую или розничную торговлю товарами, хранящих товары в местах, не являющихся зонами таможенного контроля, при наличии информации о нахождении в помещениях или на территориях этих лиц товаров, ввезенных на таможенную территорию Таможенного союза и (или) находящихся на ней с нарушением порядка, предусмотренного ТК ТС, для проверки такой информации.

В силу статьи 122 ТК ТС таможенная проверка проводится таможенными органами в целях проверки соблюдения лицами требований, установленных таможенным законодательством Таможенного союза и законодательством государств - членов Таможенного союза. К проверяемым лицам отнесены лица, в отношении которых имеется информация, что в их владении и (или) пользовании находятся (находились) товары с нарушением порядка, предусмотренного ТК ТС, в том числе незаконно перемещенные через таможенную границу.

Основанием для назначения внеплановых выездных таможенных проверок являются в том числе: данные, полученные в результате анализа информации, содержащейся в базе данных таможенных органов и органов государственного контроля государств-участников Таможенного союза, свидетельствующие о возможном нарушении таможенного законодательства Таможенного союза и иного законодательства государств-участников Таможенного союза; данные, свидетельствующие о возможном нарушении требований таможенного законодательства Таможенного союза и законодательства государств-участников Таможенного союза; иные основания, предусмотренные законодательством государств - участников Таможенного союза.

Подпунктом 9 пункта 1 статьи 134 ТК ТС предусмотрено, что должностные лица таможенного органа имеют право осуществлять при проведении выездных таможенных проверок отбор проб и образцов товаров с составлением акта об отборе проб и образцов товаров.

В соответствии с пунктом 1 статьи 138 ТК ТС таможенная экспертиза назначается в случае, если для разъяснения возникающих вопросов при совершении таможенных операций требуются специальные познания.

Согласно статье 144 ТК ТС должностные лица таможенных органов отбирают пробы и образцы товаров для проведения таможенной экспертизы в порядке, установленном законодательством государств - членов Таможенного союза.

Нарушений процедур отбора проб и образов товаров, а также назначения и проведения таможенной экспертизы судами не установлено.

В целях пресечения действий, направленных на отчуждение либо распоряжение иным способом товарами, в отношении которых проводится выездная таможенная проверка, на основании статьи 183 Федерального закона о таможенном регулировании и решения о проведении выездной таможенной проверки СКТУ вынесло постановление о наложении ареста на товары. Нарушений со стороны СКТУ при проведении осмотра помещений и наложении ареста на товары также не установлено.

Письмом СКТУ решение о назначении таможенной экспертизы, а также отобранные образцы и документы переданы в экспертную лабораторию для определения страны происхождения и страны производителя проверяемого товара.

Полученные по результатам исследования сведения о стране происхождения товаров (Республика Турция) противоречили сведениям, заявленным в транспортных и коммерческих документах.

Результаты экспертизы являются одним из методов фактического контроля, поскольку исследуется непосредственно сам товар, а не документальное его сопровождение. Соответственно, по результатам фактического контроля принимаются решения о легитимности тех или иных сопроводительных документов.

Суды критически оценили представленные обществом заключения лаборатории судебной экспертизы и судебно-экспертного учреждения, при этом указав, что выводы в представленных заключениях носят предположительный характер и не дают однозначный вывод о том, что страной происхождения представленных образцов спорного товара является Республика Армения.

Кроме того, суд учел, что специалист судебно-экспертного учреждения, проводившая экспертизу спорного товара по обращению общества, показала, что проводила исследования методами, используемыми экспертом экспертной лаборатории, первый раз, ранее ими не пользовалась. В связи с чем за основу она взяла заключение экспертной лаборатории, применяла те же методы исследования. Не смогла пояснить, какие методы использовала при проведении исследования, какими методиками пользовалась. Подтвердила, что ею не использовался картографический метод определения региона произрастания исследуемых объектов в силу недостаточности квалификации в этом вопросе. Использовалась лишь съемка со спутника. Однако на вопрос, в каком диапазоне рассматривались съемки, ответ не предоставила.

Суды также учли показания эксперта экспертной лаборатории, которая подтвердила выводы, сделанные в ходе таможенной экспертизы о происхождении товара в Республике Турция, дала объяснения по примененным методам и методикам в ходе проведения исследований проб, представила их научное обоснование на соответствие ГОСТам и научным трудам.

Опрошенный в качестве специалиста генеральный директор экспертной лаборатории, дал пояснения по применению картографического метода исследования объектов, применения порядка исследования с помощью компьютерных программ, в том числе, разработанных самостоятельно.

Таким образом, в материалах дела имелись три заключения экспертов, содержащие противоположные выводы. Кроме того, пояснения экспертов и специалистов также противоположны. От проведения судебной экспертизы стороны отказались. Арбитражная проба была израсходована при проведении экспертиз обществом, в связи с чем у суда отсутствовала возможность назначения повторной экспертизы.

Таким образом, результаты таможенной экспертизы подтвердили факт перемещения с территории Республики Армения в Российскую Федерацию "санкционных" товаров под видом товаров, страной происхождения которых является Армения.

СКТУ представлены доказательства того, что спорные товары не являются товарами Евразийского экономического союза. Оспариваемые действия и решения СКТУ признаны судами законными и обоснованными, принятыми и совершенными в пределах предоставленных полномочий и не нарушающими прав и законных интересов общества.

Также решением суда по делу № А63-11628/2016 отказано в удовлетворении требований общества о признании недействительными решений Минераловодской таможни по результатам таможенной проверки, требований Центрального таможенного управления Московской областной таможни об уплате таможенных платежей, о признании недействительным решения Московской областной таможни о взыскании таможенных платежей, процентов и пеней за счет имущества плательщика.

В ходе проведенной Минераловодской таможней камеральной таможенной проверки по вопросу соблюдения порядка пользования либо распоряжения условно выпущенными товарами при ввозе товаров в качестве вклада в уставный капитал организации с иностранными инвестициями, установлен факт нецелевого использования условно выпущенного товара, предусматривающего обязанность по перечислению сумм ввозной таможенной пошлины и налога на добавленную стоимость в федеральный бюджет, а именно, реализация условно выпущенного товара. В связи с чем материалы проведенного таможенного контроля и принятое решение об отмене льготы были направлены в Московскую областную таможню, которая в свою очередь в установленный законом срок осуществила необходимые мероприятия по доначислению и взысканию таможенных платежей.

Реализация условно выпущенного товара подтверждена таможенным органом представленными в суд материалами камеральной таможенной проверки, куда приобщены соответствующий договор купли-продажи, а также банковские документы.

При таких обстоятельствах решения и требования таможенных органов суд признал законными и обоснованными.