Сегодня 25 апреля 2019 года
Для слабовидящих

Обзор судебной практики применения постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 12 мая 2016 г. № 18 «О некоторых вопросах применения судами таможенного законодательства» за 2018 год

PDFПечатьE-mail

Обзор судебной практики применения постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 12 мая 2016 г. № 18 «О некоторых вопросах применения судами таможенного законодательства» за 2018 год

Северо-Кавказским таможенным управлением проанализирована судебная практика по применению судами отдельных положений постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 12 мая 2016 г. № 18 «О некоторых вопросах применения судами таможенного законодательства» (далее – постановление Пленума) за 2018 год при рассмотрении споров, связанных с обжалованием решений, действий (бездействия) таможенных органов и (или) их должностных лиц при определении, заявлении и контроле таможенной стоимости товаров, а также по спорам о возврате (зачете) излишне уплаченных (взысканных) таможенных платежей в связи с корректировкой таможенной стоимости.

Несмотря на достаточно длительный срок применения постановления Пленума, арбитражные суды по-разному аргументируют свои выводы при вынесении решений по схожим делам, одни и те же положения постановления Пленума используют как для признания оспариваемых решений, действий (бездействия) таможенных органов законными, так и для отмены таких решений.

Основная часть положительных судебных решений в 2018 году принята в пользу Дагестанской таможни по судебным делам по заявлениям ООО «М», которым в 2017 году было оспорено в судебном порядке 1 081 решение Дагестанской таможни о корректировке таможенной стоимости на сумму более 37 млн. рублей. По одному из дел судебные акты пересматривались кассационной инстанцией и оставлены в силе (дело № А15-3474/17, постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 7 июня 2018 г.).

Опираясь на правовую позицию Верховного Суда Российской Федерации, изложенную в пункте 14 постановлении Пленума, судом указано, что в случае невозможности применения первого метода между таможенным органом и декларантом могут проводиться консультации в целях обоснованного выбора иной основы для таможенной оценки - стоимости сделок с идентичными либо с однородными товарами.

Доказательства обращения декларанта в таможню за консультациями в связи с наличием у него (или у таможни) информации о стоимости товаров, более близких по своим характеристикам к ввезенным по спорной декларации на товары (далее – ДТ), общество не представило, как и за консультациями (письменными либо устными) по иным вопросам в таможню не обращалось.

Таможня, напротив, указала в решении о корректировке таможенной стоимости на необходимость внесения изменений и дополнений по стоимости в ДТ в установленный срок.

Указанные действия таможни фактически являются использованием возможности проведения консультаций.

Принимая во внимание, в том числе, вышеуказанные положения пункта 14 постановлении Пленума, суд признал правомерными решения Дагестанской таможни о корректировке таможенной стоимости в отношении ООО «М».

По судебным делам рассматриваемых категорий споров в отношении иных участников внешнеэкономической деятельности в зоне деятельности Дагестанской таможни в 2018 году, в основном, сложилась отрицательная судебная практика.

При принятии судебных актов в пользу индивидуальных предпринимателей «И.» по делам о признании незаконными решений Дагестанской таможни о корректировке таможенной стоимости и возложении обязанности возвратить излишне взысканные таможенные платежи (№№ А15-577/2016, А15-3740/2017, А15-576/2016, А15-579/2016, А15-236/2016, А15-493/2016, А15-3499/2016, А15-3553/2016, А15-2880/2016, А15-3683/2016, А15-682/2016) судами не был принят во внимание довод таможни о том, что непредставление дополнительно запрошенных документов в отсутствие обоснования причины невозможности их представления, является основанием для корректировки таможенной стоимости. Также судами не принят во внимание довод таможни о том, что определенная предпринимателем таможенная стоимость товара оказалась ниже ценовой информации таможни, что не позволило принять таможенную стоимость по цене сделки.

Принятые судебные акты мотивированы следующим.

Пунктом 11 постановления Пленума предусмотрено, что рассматривая споры о правомерности корректировки таможенной стоимости, произведенной в рамках таможенного контроля до выпуска товаров, судам следует учитывать, что исходя из взаимосвязанных положений статей 65 - 69 Таможенного кодекса Таможенного союза (далее - ТК ТС), действующего по 31 декабря 2017 г., решение о корректировке принимается таможенным органом в соответствии с тем объемом документов и сведений, которые были им собраны и раскрыты декларантом на данной стадии.

Во исполнение решения таможни, с учетом положений статьи 69 ТК ТС, предприниматель представил в адрес таможни письменные пояснения, в которых обосновал невозможность представления запрошенных документов. Указал, что контрактом не предусмотрено предоставление продавцом экспортной декларации и прайс-листа. Банковские платежные документы будут представлены после произведения оплаты в соответствие с условиями контракта. В то же время предпринимателем в суд первой инстанции представлены дополнительные документы: информационные письма продавца, коммерческое предложение, приложение к контракту, документы об оплате за товар. Со ссылкой на нарушение таможней положений пункта 8 постановления Пленума предприниматель заявил ходатайство о приобщении дополнительно представленных документов к материалам дела и просил оценить оспариваемое решение таможни с учетом дополнительных доказательств.

Суд первой инстанции, установил, что письменные пояснения предпринимателя на решение о дополнительной проверке получены таможней. Предприниматель добросовестно полагал, что он устранил сомнения таможни и в случае обратного ожидал соответствующего извещения об этом. Однако доказательства изучения, оценки письменных пояснений декларанта (предпринимателя) о причинах невозможности представления запрошенных документов и уведомления декларанта о том, что представленные пояснения не устраняют имеющиеся сомнения в достоверности заявленной таможенной стоимости в материалах дела отсутствуют. В оспариваемом решении о корректировке таможенной стоимости товаров также не содержатся сведения о том, что письменные пояснения оценены таможенным органом и об их недостаточности декларант был уведомлен.

С учетом изложенного, судом первой инстанции удовлетворено ходатайство предпринимателя, представленные документы приобщены к материалам дела.

Исходя из правовой позиции, приведенной в абзаце 3 пункта 7 постановления Пленума следует, что документальная неподтвержденность заявленной таможенной стоимости заключается в следующем: отсутствие документального подтверждения заключения сделки, на основании которой приобретен товар, в любой не противоречащей закону форме; отсутствие в документах, выражающих содержание сделки, информации о цене, которая не соотносится с количественными характеристиками товара; отсутствие в документах, выражающих содержание сделки, условий оплаты за товар и условий поставки.

Изучив представленные предпринимателем контракт, инвойс, упаковочный лист, суд посчитал необоснованными выводы таможни о том, что в представленных предпринимателем документах отсутствуют сведения о моделях и артикулах.

По мнению суда, материалами дела подтверждается, что представленные предпринимателем документы в совокупности являются необходимыми и достаточными для подтверждения заявленной при таможенном оформлении стоимости ввезенных товаров.

Выявление отдельных недостатков в оформлении представленных предпринимателем документов (договоров, спецификаций, счетов на оплату ввозимых товаров и др.), в соответствии с требованиями гражданского законодательства, не опровергающих факт заключения сделки на определенных условиях, само по себе не может являться основанием для вывода о нарушении требований о достоверности заявленной таможенной стоимости (абзац 4 пункта 7 постановления Пленума).

Сторонами внешнеэкономической сделки полностью соблюдены порядок и сроки согласования партии товара, его оплаты и поставки. Факт перемещения товара и реального исполнения сделки участниками внешнеторгового контракта таможней не оспаривается. Существенные условия контракта сторонами исполнены, претензий по ассортименту, количеству, качеству и цене ввезенного товара у сторон сделки друг к другу не имеется. Поскольку условиями контракта стороны не согласовали предоставление продавцом экспортной декларации, таможня имела возможность запросить ее у таможенных органов Китая, однако данной возможностью не воспользовалась. Не оформление сторонами контракта прайс - листа не позволяет сделать вывод о неподтверждении предпринимателем первого метода определения таможенной стоимости товаров. По мнению суда, основания невозможности применения метода по стоимости сделки с ввозимыми товарами не выявлены и документально не подтверждены.

При указанных обстоятельствах у таможни отсутствовали правовые основания для корректировки таможенной стоимости и, соответственно, доначисления таможенных платежей, подлежащих уплате. Доказательств наличия каких-либо ограничений и условий, которые могли повлиять на цену сделки при заключении контракта, а также условий, влияние которых не может быть учтено, таможня не представила, соответственно основания для вывода о не подтверждении предпринимателем цены ввозимого товара отсутствуют.

Выводы, сделанные таможней в решении о корректировке, состоят из тех же признаков недостаточности документов и недействительности заявленной таможенной стоимости, которые указаны в решении о проведении дополнительной проверки. Таможня не указала, какие выявленные признаки нашли свои подтверждения, каким образом выявленные признаки повлияли или могли повлиять на заявленную предпринимателем таможенную стоимость. Таможня откорректировала таможенную стоимость, основываясь на сомнениях в недействительности представленных предпринимателем документов и сведений.

Непредставление предпринимателем дополнительно запрошенных у него документов, в том числе в силу их объективного отсутствия, не обосновывает правомерность произведенной таможней корректировки, поскольку таможенный орган вправе истребовать лишь документы, необходимые для определения таможенной стоимости товара в силу закона либо обычая делового оборота. Право таможни на истребование дополнительных документов не может рассматриваться как позволяющее таможенным органам произвольно (бездоказательно) осуществлять корректировку таможенной стоимости товара и не позволяет руководствоваться одним лишь фактом непредставления документов, если последние не способны повлиять на таможенное оформление и определение таможенной стоимости товара. Проведение самой дополнительной проверки со стороны таможни носит формальный характер. То обстоятельство, что определенная предпринимателем таможенная стоимость товара оказалась ниже ценовой информации таможни, само по себе не влечет корректировку таможенной стоимости, поскольку не названо в законе в качестве основания для корректировки. В этом смысле различие сделки с ценовой информацией, содержащихся в других источниках, не относящихся непосредственно к указанной сделке, не может рассматриваться как наличие такого условия, либо как доказательство недостоверности условий сделки и является лишь основанием для проведения проверочных мероприятий.

Обязанность по доказыванию наличия оснований, исключающих применение первого метода определения таможенной стоимости товара, а также невозможности применения иных методов в соответствии с установленной законом последовательностью лежит на таможенном органе.

Ссылка таможни на отсутствие у нее ценовой и иной информации для использования какого-либо метода определения таможенной стоимости может быть принята во внимание как обоснование неприменения этого метода лишь в случае подтверждения объективной невозможности получения или использования такой информации, в том числе содержащейся в информационных ресурсах таможенного органа. Однако в материалы дела таможней не представлено каких-либо доказательств, подтверждающих отсутствие таковой информации. Применяя ценовую информацию, взятую за основу, таможней не учтены различия по основным параметрам (наименование, качественные характеристики, сорт, фирма-изготовитель, марка, товарный знак, маркировка, вес, условия поставки).

По мнению суда в рассматриваемом случае, применение резервного метода произведено с нарушением таможенного законодательства. Таможней необоснованно принят резервный метод с применением информации, поскольку, не доказана незаконность применения первого метода определения таможенной стоимости товара, кроме того, резервный метод применен с нарушениями порядка последовательности применения методов.

Выявленное, по мнению таможни, отклонение заявленной таможенной стоимости товара не может само по себе служить основанием для неприменения метода по цене сделки с ввозимыми товарами.

По правилам статьи 111 ТК ТС полномочия таможенного органа определять критерии достаточности и достоверности информации не могут рассматриваться как позволяющие ему произвольно (бездоказательно) осуществлять корректировку таможенной стоимости товаров.

Согласно правовой позиции, изложенной в пункте 6 постановления Пленума, при применении пункта 4 статьи 65 ТК ТС судам следует исходить из презумпции достоверности представленной декларантом информации, бремя опровержения которой лежит на таможенном органе. С учетом изложенного, требования предпринимателей о признании незаконными решений о корректировке таможенной стоимости товаров на взгляд суда являются правомерными, в связи с чем были удовлетворены.

В регионе деятельности Минераловодской таможни по категории споров об обжаловании решений, действий (бездействия) таможенных органов и (или) их должностных лиц по определению, декларированию, контролю и корректировке таможенной стоимости в 2018 году складывается стабильно положительная судебная практика – все судебные акты вынесены в пользу таможенного органа.

Основной причиной отказа в удовлетворении предъявленных к таможенному органу требований явилось то, что таможенная стоимость товаров, а также сведения, относящиеся к ее определению и представленные декларантом, не основаны на достоверной, количественно определенной и документально подтвержденной информации при их ввозе на таможенную территорию Евразийского экономического союза, при следующих обстоятельствах.

Предоставление дополнительных документов.

В судебных заседаниях Арбитражного суда Ставропольского края по делам №№ А63-3483/2018, А63-4821/2018 в отношении ООО «Э» представитель общества предоставлял новые доказательства в виде документов, обосновывающих заявленный метод определения таможенной стоимости, которые отсутствовали в пакете документов, представляемых на таможенных пост, на этапе таможенного декларирования (например, закупочные акты, письма Росстата Грузии о средней стоимости товара, информации с сайта продавца) или которые отказывались предоставлять на требование таможенного органа при назначении дополнительной проверки (документы подтверждающие наличие или отсутствие взаимосвязи продавца, покупателя и организации перевозчика, а также отсутствие влияния такой взаимосвязи на цену сделки). Однако суд, при принятии решений не рассматривал указанные документы, поскольку они отсутствовали на момент таможенного декларирования.

Ввиду того, что судебное разбирательство не должно подменять осуществление таможенного контроля в соответствующей административной процедуре, новые доказательства признаются относимыми к делу и могут быть приняты (истребованы) судом, если ходатайствующее об этом лицо обосновало наличие объективных препятствий для получения этих доказательств до вынесения оспариваемого решения таможенного органа.

Новые доказательства могут быть приняты судом, если со стороны таможенного органа декларанту не была обеспечена возможность устранения сомнений в достоверности заявленной таможенной стоимости. Представляемые таможенным органом новые доказательства принимаются судом, если обоснованы объективные причины, препятствовавшие их своевременному получению до вынесения решения о корректировке таможенной стоимости.

Кроме того судом была установлена взаимосвязь продавца, покупателя и перевозчика, которая повлияла на цену сделки и, соответственно, повлекла невозможность применения первого метода определения таможенной стоимости.

Принимая решения в пользу таможенного органа, суд применил положения пунктов 7, 11 и 19 постановления Пленума.

Получение информации из Турецкой Республики.

При принятии Арбитражным судом Ставропольского края в пользу Минераловодской таможни судебных актов в отношении ООО «К» (дела №№ А63-9052/2017, А63-12210/2017, А63-12211/2017) было учтено, что после выпуска товаров в свободное обращение в таможенный орган поступило письмо Главного управления по внешним связям и отношениям с ЕС Министерства таможни и торговли Турецкой Республики с приложением копий экспортных деклараций таможенной службы Турецкой Республики, инвойсов, международных товарно-транспортных накладных и упаковочных листов, имевших расхождение с документами, представленными обществом при таможенном декларировании в Минераловодской таможне. В качестве основы для определения таможенной стоимости товаров, задекларированных по спорным декларациям, таможенный орган выбрал информацию, представленную таможенной службой Турецкой Республики, исходя из сведений, отраженных в экспортных таможенных декларациях, а также инвойсах турецкого поставщика с наличием подписей и оттисков печатей таможенного органа Турции.

В судебных актах в отношении ООО «К» суд применил положения пунктов 5, 6 и 7 постановления Пленума.

Непредставление заявителем в суд допустимых доказательств достоверности заявленной таможенной стоимости.

В ходе судебных заседаний по делу № А63-5631/2017 в отношении ООО «Ю», суд, исследовав все представленные сторонами доказательства, пришел к выводу, что таможней за основу скорректированной таможенной стоимости товара была взята стоимость однородного товара, проданного на том же коммерческом уровне и в аналогичном периоде на сопоставимых условиях, ввезенного на таможенную территорию Евразийского экономического союза, в тот же или в соответствующий ему период времени, что и ввозимые товары, но не ранее чем за 90 календарных дней до ввоза оцениваемых товаров.

Судом было установлено, что идентичные и однородные товары или товары того же класса или вида оформляются с более высокой стоимостью, на основании чего было установлено занижение таможенной стоимости ввозимого обществом товара.

Признаки недостоверности сведений о стоимости сделки могут проявляться, в частности, в ее значительном отличии от ценовой информации, содержащейся в базах данных таможенных органов, по сделкам с идентичными или однородными товарами, ввезенными при сопоставимых условиях, а в случае отсутствия таких сделок - данных иных официальных и (или) общедоступных источников информации, включая сведения изготовителей и официальных распространителей товаров, а также товарно-ценовых каталогов.

Принимая решение в пользу таможенного органа, суд сослался на пункты 7-11 постановления Пленума.

Ссылки в судебных актах на иные пункты постановления Пленума не носят системный характер.